Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 26957 специалистов из 923 городов
Ваш город: г. Сиэтл ?
Скрыть

Выздоровление от расстройства пищевого поведения в процессе психотерапии.

В этой статье я хочу попробовать ответить на вопрос, который достаточно часто задают мне люди, знающие о том, что длительное время я прожила с расстройством пищевого поведения. Как тебе удалось выздороветь?
 
Это очень непростой вопрос, и обычно я коротко отвечаю, что в этом мне помогла психотерапия
 
Но какие именно изменения произошли со мной в процессе терапии, что выздоровление стало возможным? Для этого я попробую описать "как у меня было" в период болезни и "как стало". 
 
Сейчас я вижу и понимаю, что люди, заболевшие расстройством пищевого поведения очень часто обладают схожими личностными чертами, которые при определенных социальных условиях, в неразрывной совокупности с ними и являются спусковым крючком начала заболевания.
 
И первая такая характеристика - высокая эмоциональная чувствительность. С этим я родилась. Похожих на меня людей еще называют людьми "с тонкой кожей". То есть на стимулы из окружающего мира я реагирую более остро, чем люди в среднем, они больше меня затрагивают, вызывают более широкий спектр чувств и степень этих чувств высока. 
 
И способов справляться с ними было очень мало, критически недостаточно. С этими способами никто изначально не рождается. Этому обучает социальное окружение, семья, в первую очередь мама. Но если мама по каким-то своим причинам сама не может разобраться со своей эмоциональностью, то и обучить своего ребенка этому она не способна. 
 
И это первое из того, в чем мне помогла и продолжает помогать психотерапияраспознавать свои чувства, давать им имена, отличать одно от другого, проживать, делиться своими чувствами с другими людьми. Это такая долгая, сложная (но и необычайно интересная!) работа, не на месяц, и не на два. И в конечном итоге она дает такое глубокое внутреннее убеждение в том, что непереносимых чувств не бывает, что чувства проживаемы и конечны. Что даже боль не навсегда. И это знание, приобретенное не в книжках, а на своем личном опыте, дает ощущение устойчивой внутренней опоры на себя. Что если что, я смогу. Переживу, справлюсь. И где-то в этом же месте само собой отпадает стремление все и вся держать под контролем. 
 
Вообще, на мой сегодняшний взгляд, отсутствие навыка обращаться со своими чувствами, это тот базовый, фундаментальный фактор, который и запускает расстройство. И многие паттерны поведения и характеристики болеющего человека, являются уже его следствием, способом справиться с чувствами. Да и само заболевание изначально тоже является способом психики справиться с эмоциями и жизнью в целом. Например, при значительной потере массы тела, человек становится менее чувствительным вплоть до полной заморозки. Чувства при этом никуда не деваются, но человек перестает их чувствовать. Как при анестезии.
 
Так вот стремление все контролировать, оно тоже, по моему мнению, прорастает корнями из неспособности переживать чувства. Когда я сталкиваюсь с окружением, его мнениями относительно меня, реакциями на меня, и возникающие в ответ на это чувства для меня непереносимы, мне становится необходимо каким-то образом пытаться контролировать эти реакции. Становиться такой, какой от меня ждут окружающие, вписывать себя в одобряемый окружением образ, стремиться все делать идеально (перфекционизм), дабы не вызвать порицания, все больше и больше отдаляясь от себя настоящей.
 
В процессе терапии, с опорой на свою способность все возрастающую способность переживать чувства, контроль постепенно становится нужен все в меньшей степени. Через опыт приобретается знание, что в сложной ситуации я сумею о себе позаботиться (от "простых" вещей - накормить, дать отдохнуть, по погоде одеться и т.д. до более сложных - самосострадательного доброжелательного отношения к себе, умения обратиться за поддержкой, если сама не справляюсь, знание к кому я могу обратиться и т.д.). Знание, что я не дам себя в обиду и сумею себя отстоять, если потребуется. Знание, что я переживу реакции на меня других людей, и сумею отделить, какие из этих реакций действительно относятся ко мне, а какие ко мне никакого отношения не имеют. И как я сама к чему-то в себе отношусь.
 
Сюда же ( в следствия, вытекающие из неумения обращаться со своими чувствами) я отнесла бы и повышенную тревожность. Изначально высокая эмоциональная чувствительность плюс неспособность как-то эти чувства перерабатывать, справляться с ними, делает мир в моем восприятии опасным и пугающим, заставляет действовать крайне осторожно и все контролировать. 
 
Тревожность в процессе терапии снижается, уровень тревоги становится все более переносимым, и в арсенале появляются новые способы с нею обращаться. Восприятие мира меняется в сторону - мир разный, от взаимодействия с ним я не разрушаюсь. 
 
Ощущение себя тотально виноватой. Или иначе токсическая вина - вина за что-то, лежащее вне зоны моей ответственности. А если есть вина, то есть и бессознательное стремление себя наказывать, искупать вину. Ограничениями в еде, самобичеванием и другими изощренными способами. 
 
В процессе терапии, я лучше понимаю про свои границы, границы других людей, и зону своей ответственности. На смену чувство вины приходит злость на необоснованные обвинения и навык эту злость выражать по адресу. 
 
Вообще, запрет на выражение злости, можно выделить отдельным пунктом. Если со значимыми взрослыми, в семье, чувство злости было под запретом и не находило выхода, то в конечном итоге ее энергия (как в случае с пищевым расстройством) направляется на себя самого. В виде саморазрушительного поведения. И в этом контексте (да и не только в этом) пищевое расстройство можно рассматривать как семейный симптом. 
 
В процессе терапии, появляются навыки обращаться со своей злостью более экологичным способом, возвращается право на ее выражение. 
 
Токсический стыд. Переживание себя дефектной, с приставкой "недо", переживания отвращения к себе и стремление себя переделать, чтобы соответствовать ожиданиям окружения. Стыд одно из самых тяжелых переживаний, потому что приводит к социальной изоляции. 
 
В поддерживающей принимающей терапевтической среде, постепенно я училась принятию себя, обнаруживала и выплевывала отравляющие меня, стыдящие и отвергающие послания, обнаруживала и проживала злость на тех, кто меня стыдил и отвергал. Обнаруживала и принимала (и продолжаю этим заниматься) отщепленные части себя, своей личности. 
 
Ну, и наконец хочется немного рассказать о том, почему расстройства пищевого поведения, у меня, и многих, очень продолжительны. 
 
Я долгое время не обращалась за помощью. В самом начале, при первом эпизоде анорексии, это было обусловлено отсутствием критики к своему состоянию - я не понимала, что я больна. 
 
Но спустя годы расстройства, когда я уже понимала, что со мной происходит неладное, я все равно продолжительное время не обращалась. 
 
Я была убеждена, что моя болезнь - исключительно моя вина. И что выздороветь я должна самостоятельно, справиться с этим сама. И это еще одна одна черта, объединяющая людей с расстройствами пищевого поведения. Я должна справляться сама. О помощи просить нельзя. Просить у близких финансовой помощи на лечение - нельзя. Я и так виновата за принесенные им страдания. Такое токсическое убеждение тоже формируется в семье. Когда в ответ на обращение ребенка за помощью его винят или ругают. 
 
К сожалению, ввиду отсутствия профессиональной психологической помощи, заболевание перетекает в хроническую форму. Мутирует из сверх контроля (анорексия) к полному его отсутствию (булимия, компульсивное переедание). Тем самым замыкая круг, и еще больше усугубляя ощущение себя виноватой, отвратительной, в конечном итоге приводя к почти полной изоляции. 
 
В процессе терапии я вновь обрела внутреннее право просить помощь, поддержку.  Я перестала чувствовать себя виноватой за то, что заболела. Я научилась сочувственному, доброму к себе отношению. И выздоровление стало возможным.
 
Наверняка, в процессе выздоровления произошло еще много других изменений во мне и продолжают происходить. Этот процесс бесконечен. Но моей задачей в написании этой статьи была попытка выделить самые, на мой взгляд, важные изменения, благодаря которым я теперь здорова. 
 
Надеюсь, статья окажется полезной кому-то еще. 
 
А тех из вас, кто еще в пути к выздоровлению, приглашаю на консультацию. 
Карасёва Наталия Викторовна
Опубликовано на сайте: ,  114 просмотров
Получить консультацию автора
Психолог — г. Ростов-на-Дону
Другие статьи автора:

Комментарии

Румянцева Полина Витальевна
Психолог, Кандидат психологических наук - г. Санкт-Петербург
Спасибо большое, что поделились своим опытом.
Мне кажется, сможет поддержать многих людей на их пути к выздоровлению.
№1 | 11 октября 2018
Карасёва Наталия Викторовна
Психолог - г. Ростов-на-Дону
Румянцева Полина, спасибо за отклик! Рада, что Вам понравилась статья!
№2 | 11 октября 2018
Петрище Елена Ласловна
Психолог, Психоаналитик - г. Ростов-на-Дону
СПАСИБО!
Глубоко и откровенно.
№3 | 12 октября 2018
Троцкая Наталья Валентиновна
Психолог, Консультант - г. Одесса (Украина)
Благодарю за статью! Полезный материал и убедительная информация. Всё структурировано и понятно.
Ценный ваш личный опыт.
№4 | 12 октября 2018
Карасёва Наталия Викторовна
Психолог - г. Ростов-на-Дону
Троцкая Наталья, спасибо большое! Мне приятно )
№5 | 12 октября 2018
Карасёва Наталия Викторовна
Психолог - г. Ростов-на-Дону
Петрище Елена, и Вам спасибо !
№6 | 12 октября 2018
Марина Фатеева
Психолог, DBT и гештальт-терапия - г. Киев (Украина)
Карасёва Наталия Викторовна, спасибо, что делитесь опытом изнутри - это ценно. Про перетекание из одного вида в другое - очень верно подмечено, об этом пишет Кристофер Ферберн, и я с ним согласна. Он еще считает, что есть единое рпп, которое может проявляться по-разному вследствие инд.особенностей, как, например, вирус у одного вызовет сначала головную боль, у другого боль в горле и ударитв слабое место, т.е. перейдет в гайморит, например, или фарингит.
№7 | 12 октября 2018
Карасёва Наталия Викторовна
Психолог - г. Ростов-на-Дону
Марина Фатеева, спасибо!
Да, такое видение пищевых расстройств мне тоже близко. Они - однокоренные, под разными внешними проявлениями лежат одни и те же или очень близкие особенности личности, внутренние конфликты.
Фернберна не читала, но теперь хочу прочесть. Спасибо, что упомянули.
№8 | 13 октября 2018
Карасёва Наталия Викторовна
Психолог - г. Ростов-на-Дону
Марина Фатеева, подскажите, пожалуйста, как называется книга К.Ферберна, о которой вы упоминали?
№9 | 13 октября 2018
Марина Фатеева
Психолог, DBT и гештальт-терапия - г. Киев (Украина)
Карасёва Наталия, Если не ошибаюсь, Cognitive behaviour therapy for eating disorders: a "transdiagnostic" theory and treatment. Но он много практически везде об этом в интервью говорит и пишет, не в 80х годах, конечно, а более поздние работы.
№10 | 13 октября 2018
Карасёва Наталия Викторовна
Психолог - г. Ростов-на-Дону
Марина Фатеева, большое спасибо! Почитаю.
№11 | 13 октября 2018
Марина Фатеева
Психолог, DBT и гештальт-терапия - г. Киев (Украина)
Карасёва Наталия, всегда пожалуйста :)
№12 | 13 октября 2018
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
Войти через:ВконтактеFacebook
Авторы проекта: Трефилов Дмитрий и Владимир Никонов 06d45 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз