Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 22391 специалист из 831 городa
Скрыть

Стать жертвой. Быть жертвой. Жить жертвой.

Когда наше поколение училось в школе, мы множество раз слышали и даже обсуждали знаменитую фразу Антона Павловича Чехова: «Я каждый день по капле выдавливаю из себя раба...» За этой фразой долгие годы никакого смысла для меня не было. Мне не было понятно — почему РАБА? КАКОГО раба? Почему ПО КАПЛЕ? Зачем КАЖДЫЙ ДЕНЬ? Да и есть ли вообще в человеке раб? Пока однажды я вдруг не поняла, что Чехов говорит о жертвенности. Выдавливать из себя раба — значит, каждый день хотя бы немного переставать быть жертвой.

Но как это оказывается трудно! Трудно потому, что в нашем поле быть жертвой привычно и правильно. Жертвенность поощряется, славится, возводится на пьедестал. За нее дают ордена и медали, грамоты и именные часы. Из-за неё страдают родные и близкие, она воздвигает надгробья и кресты. Жертвенность родителей заставляет голодать и мерзнуть детей. Жертвенность детей убивает родителей.

Стать жертвой Быть жертвой Жить жертвой

Если бы я могла поставить памятник ЖЕРТВЕННОСТИ, вместо постамента я бы навалила гору мусора, а на неё поставила бы женщину, одетую в рубище. Но самое важное — это отчеканить её лицо. Дело в том, что на лице жертвы должна быть отпечатана... Догадались что? Неужели нет??? Да! Она самая! Гордость!!!.... Это грустный и парадоксальный факт. Психотерапевты в своей практике слишком часто встречаются с жертвенностью. Так часто, что, кажется, трудно найти человека, который бы уже перестал жертвовать собой. Жертвовать ради детей, ради супругов, ради родителей, ради… сами не знают чего.

Вот рассказывает о своей несчастной судьбе многодетная мать, умная и талантливая женщина с психологическим образованием. Немного раздраженно говорит об отсутствии достойной работы, клиентов, жилья, денег, а потом вдруг с гордостью заявляет: «У меня в холодильнике даже мышь сдохла! Дети ходят и просят: «Мама! Дай покушать!» А кушать-то нечего! НЕТ ДЕНЕГ!» Женщина снова и снова повторяет эти слова, как магическое заклинание. «НЕТ ДЕНЕГ! НЕТ ДЕНЕГ! НЕТ ДЕНЕГ!»…

Но разве ребенок должен интересоваться, где родитель берет деньги ему на еду? Откуда берутся продукты? Почему соседскому мальчишке мама приносит новые игрушки, а ему нет? Разве дело ребенка думать о том, что осенью нужны теплые ботинки и курточка? А к зиме хорошо бы иметь шапку, шубку и варежки? Обо всем этом должен думать взрослый! Родитель!

А что — если он об этом не думает? А что — если ему все равно, что его сын или дочь ложатся спать голодными, что их животы подвывают по ночам, как злой сильный ветер? Что по ночам им снятся не путешествия, не полеты над лесами и морями, а простая еда — хлеб, сыр, колбаса, конфеты? Неужели родителям это может быть все равно?! А если это так, то какая же сила должна стоять на другой чаше весов, чтобы в эру изобилия родитель позволял своим детям быть голодными, ложиться спать натощак, мерзнуть в рваных ботинках и тоненькой курточке?

Что же это за сила?

Имя её — гордость собственной жертвенностью.

Нет, я не говорю о благородстве и подвигах, когда человек отдает собственную жизнь ради главных в своей жизни ценностей — любви к Родине, патриотизму, долгу перед обществом или людьми. Нет, я не об этом! А вот ради чего голодают маленькие дети матери, имеющей хорошее образование, талантливой и творческой женщины? Ради любви к Родине? Какой долг заставляет эту женщину, имеющую образование и специальные навыки, сидеть на мизерной зарплате в бюджетном центре, жить в однокомнатной квартире с матерью и братом-алкоголиком со своими четырьмя детьми, спать вповалку на полу, питаться нерегулярно и плохо, спокойно взирать на никогда не работавшего бывшего мужа – алкоголика, занявшего ее собственную двухкомнатную квартиру? Что это за долг? Долг перед кем? Ответа на этот вопрос она мне не дает.

Я хорошо понимаю, что она чувствует, о чем она думает в такие моменты. «АХ! КАК Я НЕСЧАСТНА! КАК МНЕ ТЯЖЕЛО ЖИТЬ! КАК УЖАСНА МОЯ ЖИЗНЬ!» Парадокс заключается в том, что думать ТАК и продолжать жить ТАК дальше — человек может, только находясь в позиции жертвы.

Моя консультативная практика изобилует подобными примерами. Собой жертвуют родители, собой жертвуют дети, собой жертвуют супруги и друзья. Однако очень часто, однажды пожертвовав собой, своими потребностями, интересами, желаниями, люди вдруг неожиданно замечают какой-то странный осадок в своей душе. При внимательном и близком рассмотрении он оказывается обидой, или раздражением, или злостью, а иногда даже ненавистью. Эти чувства могут быть направлены сначала на того, ради кого собственно и была принесена жертва, а затем — на самого себя, потому что собственные потребности так и остались неудовлетворенными.

В психологическом консультировании и психотерапии нередко приходится встречаться с подобными противоречивыми чувствами клиентов. Клиенты словно ходят по замкнутому кругу. Сначала кто-то или что-то вызывает у них жалость. Из жалости они решают чем-то пожертвовать. А позже, лишив самого себя чего-то важного и нужного, начинают жалеть себя, злиться, обижаются, могут тяжело заболеть.

Однако было бы наивно полагать, что круг, по которому бродит жертва, такой небольшой. На самом деле он включает в себя абсолютно все отношения человека. АБСОЛЮТНО ВСЕ!

Американский психолог Стефан Карпман еще в 1968 году, анализируя и подытоживая теорию Эрика Берна о ролях, которые играют люди, обнаружил потрясающую закономерность. Все роли, которые в той или иной ситуации играет человек, можно свести всего лишь к трем различным ролям. Это роли Жертвы, Преследователя и Спасателя. Открытие Карпмана состоит в том, что он увидел, как три этих роли неразрывно связаны между собой. Свое открытие Карпман назвал Драматическим Треугольником. На вершинах этого треугольника и находятся роли. Но самое интересное, важное и, пожалуй, самое страшное, что однажды попав в этот порочный «круг», вырваться из него практически не представляется возможным! Человек перемещается с вершины на вершину, последовательно разыгрывая то одну, то другую роль.

У каждой из этих ролей есть свои функции, свои правила поведения, свои четкие и неизменные установки. Вот Спасатель. Он всегда помогает, даже когда его не просят, чувствует вину, если не может помочь, разрешает жертве неудачу и выполняет ее работу, утешает жертву, смягчает проблемы, трудности, сложности для нее. Основные чувства спасателя – огромная жалость к жертве и благородный гнев на преследователя. Жертва всегда бессильна, всегда раб ситуаций или обстоятельств. Она беспомощна, подавлена, может стыдиться своего бессилия, а может и гордиться им. Она всегда нуждается в спасателе, который ее защищает и служит ей. Основная установка жертвы – «Бедный я, бедный! Несчастный я, несчастный! Почему мне так не везет?! Почему все шишки на меня одного валятся?! Почему все ко мне так несправедливы?!» Преследователь всегда жестокий, нападающий, обвиняющий. Жесткий и ригидный. Злой и критикующий. Его установки по отношению к жертве: «Ты один во всем виноват! Ты будешь наказан! Поделом тебе!»

Итак, человек никогда не остается только в одной роли. Он переходит из одной в другую в зависимости от ситуаций или обстоятельств, никогда надолго не задерживаясь в какой-то из вершин. Двигаясь от одной роли к другой, человек снова и снова находит кого-то либо, приглашая их на то или иное освободившееся место. В этот треугольник – круг живущий в нем человек заключает все свои отношения.

Вот одна из ситуаций. Ольга, симпатичная женщина средних лет, во время сессии горько плачет и жалуется на свою несчастную судьбу. С её слов, ей не повезло в жизни. Её не любят родители, она живет не там, где хочет, работает на ненавистной работе, мужчины пользуются ею и обманывают её. Я пытаюсь выяснить, есть ли в жизни моей клиентки хоть что-то хорошее, помнит ли она, что ей в чем-то повезло, любит ли ее кто-то. «Нет! Я никому не нужна! И никогда не была нужна!» — восклицает Ольга и снова заливается слезами. Я понимаю: позиция моей клиентки — это позиция Жертвы. Рассказывая мне о своей жизни, она представляет в роли Преследователя и собственных родителей, и партнеров, и начальника, и вообще весь мир. А психолога, т.е. меня, приглашает на роль Спасателя.

Я думаю, а не провести ли небольшой эксперимент, чтобы показать женщине, в каком драматическом треугольнике она находится? Я осознанно вхожу в этот замкнутый круг и играю роли, но не Спасателя, потому что там меня поджидает ловушка! Я могу быть Жертвой или Преследователем!

Сначала я решаю напасть. Я соглашаюсь с Ольгой, что её родители жестоки, мужчины бессердечны, а начальники глупы. На некоторое время клиентка удовлетворена. Но только ненадолго! Уже пора переходить к другой роли. Неожиданно её радость от того, что психотерапевт присоединился к её гневу на мир, исчезает. Она начинает защищать всех, кого только что обвиняла сначала она сама, а потом и терапевт. Ольга становится Спасателем. Родители оказываются не такими уж и злыми. Мужчины не так уж и бессердечны. Начальник не такой уж и дурак. Но за то, что я «посмела» нападать на близких ей людей, гнев клиентки обращается на меня. Теперь она Преследователь, а я Жертва. Я остаюсь в этой роли, соглашаюсь, что «виновата», что «ошиблась», что «не права». И вскоре Оля сама перебирается в роль Спасателя. Так как Жертва теперь я, она начинает поддерживать и подбадривать меня — консультанта, обращая гнев Преследователя уже на саму себя. Она ругает себя за глупость, невнимательность, злой язык, дурацкий характер и в целом за то, что она живет на этом свете. И снова заливается слезами от жалости к себе самой! Круг замкнулся! Ольга побывала во всех ролях. Начав с Жертвы, перебралась в Преследователя, затем попала в Спасателя, из которого привычно отправилась в Жертву.

Такое движение по замкнутому кругу, из роли в роль, как правило, характерно для любых отношений клиента, для самого образа его жизни. Поэтому очень важно в ходе консультирования показать клиенту, как он движется по драматическому треугольнику, как неосознанно переходит из роли в роль, последовательно то обвиняя, то жалея, то помогая порой одним и тем же людям. Это работа не одной сессии, она должна быть долгой и кропотливой. Слишком привычна для русского человека позиция жертвы, вечный поиск преследователя и обращение за помощью к спасателю. Помните, еще в 19 веке Н.А. Некрасов описал надежды русского крестьянина! «Вот приедет барин, барин нас рассудит!» Очень типично для русского человека искать спасателя в сильных мира сего — начиная от барина и царя еще несколько веков назад и заканчивая сегодня обращениями к депутатам и самому Президенту.

 

Особенно ярко движение по драматреугольнику проявляется в зависимых и созависимых отношениях. В семьях, где есть химически и эмоционально зависимые члены (мужья, жены, дети, родители), драматреугольник разворачивается во всей своей «ослепительности» и «красоте»! Алкоголизм, наркомания, игровые и компьютерные зависимости, эмоциональные и сексуальные привязанности играют в треугольнике Карпмана то одну, то другую роль. Например, водка в семье алкоголика и Преследователь: «Как я ее ненавижу! Она мне всю жизнь сломала!» — кричит женщина терапевту на консультации. И ей невозможно не верить. А дома — для того, чтобы избежать оскорблений, обвинений, гнева и даже рукоприкладства жестокого трезвого мужа, женщина всегда имеет бутылочку про запас — «для опохмела» («Ведь все равно пойдет и купит! Так пусть уж я сама куплю и спрячу на всякий случай!») — водка становится Спасателем. Причем спасает она и мужа от абстинентного синдрома, и жену — от мужа-Преследователя. А если вдруг случайно отыщется где-то дома недопитая бутылка, жены алкоголиков практически никогда не выливают содержимое — жалеют! Водка в таком случае становится Жертвой. Такой постоянной «динамичной» игрой заполнена вся жизнь зависимых и созависимых людей.

По этому замкнутому кругу можно двигаться месяцами, годами и даже десятилетиями. Так есть ли вообще выход из этого драматреугольника? Может ли он из «замкнутого круга» стать для человека просто лабиринтом, выход их которого все же можно найти? Я полагаю — да. И выход вижу в тех самых словах Чехова, с которых я и начала свои размышления. Каждый день, каждый час по капле выдавливать из себя раба, а по сути — жертву!

— Но как это делать? — спрашивают меня мои клиенты.

Я думаю, что для того, чтобы выбраться из роли Жертвы, надо сделать несколько важных шагов. Первый шаг — самый главный, самый ответственный — не просто понять, поверить, осознать, что вы живете в драматреугольнике, что роль Жертвы для вас обыденна и хорошо знакома, но и признать, что чувства, которые вы в этом состоянии испытываете, вам тоже нравятся. На самом деле, действительно, признать, что вы не только страдаете, но и упиваетесь своим страданием, гордитесь им, возводите его на пьедестал, очень и очень сложно. Как правило, клиенты не сразу могут в это поверить. «Как же я могу гордиться жертвенностью и радоваться своим страданиям???» — возмущаясь, удивляются они. Но тем не менее, как бы это ни было парадоксально, факт остается фактом. Присутствие гордости можно обнаружить при внимательном наблюдении за выражением лица клиента, за интонацией его голоса, за позой и движениями тела и рук. А дальше обычно люди начинают говорить о том, что гордиться и радоваться своим страданиям неестественно, что им это не нравится, что они готовы начать менять свою жизнь. Тогда можно делать второй шаг. Нужно просто принять решение и ВЗЯТЬ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за собственную жизнь. Это звучит так просто, но сделать это не менее сложно.

Если ты всегда искал виноватого в том, что твоя жизнь складывается не так, как ты хочешь, то нужно просто перестать его искать. Если ты всегда обвинял других в собственной бедности, никчемности, безответственности, пустоте, лености, агрессивности, холодности, лживости, неуспешности, то необходимо начать останавливать себя каждый раз, как только появится мысль о том, что в твоих неудачах виноват кто-то, кроме тебя. «Не захочется ли мне умереть от такого осознания?» — спрашивают меня мои клиенты. Возможно, что и захочется. Что греха таить, мысли о смерти приходят к нам в голову гораздо чаще, чем нам хотелось бы. Остановить себя в подобных мыслях должен третий шаг.

Третий шаг — это выработка навыка самоподдержки. С моей точки зрения, лучше всего работают наши социально одобряемые успехи — хорошая учеба, образование, новые навыки, спортивные успехи, хобби и увлечения, материальная стабильность. Учиться уважать себя за свои удачи и достижения, ставить перед собой новые цели и двигаться к ним — это значит строить свою жизнь своими силами, со своей скоростью в выбранном тобой самим направлении.

Что же значит «каждый день по капле выдавливать из себя раба»?

• Останавливать себя в поиске виноватого в своих собственных неудачах и неуспехе.
• Рассматривать свои неудачи и ошибки как жизненные уроки и извлекать из них необходимый опыт.
• Объяснять себе, что если вы живете плохо, то потому что вам это почему-то нужно.
• Перестать жалеть тех людей и себя в том числе, кто ничего не делает для того, чтобы изменить собственную жизнь.
• Никогда не верить, что человек беспомощен, если только он не находится в бессознательном состоянии.
• Перестать делать то, чего вам на самом деле делать не хочется, прежде всего, для других людей.

Возможно, часть этих правил вызовут у некоторых читателей не только недоумение, но и раздражение. Но мне кажется, что по-другому «вылечиться» от жертвенности нельзя. Надо одновременно переставать играть все три роли в этом злосчастном драматреугольнике. Надо одновременно переставать быть и Жертвой, и Преследователем, и Спасателем.

Давайте оставим возможность быть спасателями людям, чье предназначение и чья профессиональная деятельность состоит именно в этом — в реальном спасении людей. А свои силы, свое внимание обратим, прежде всего, на себя. Потому что только тогда, когда мы сами будем здоровы и счастливы, мы сможем сделать мир для людей вокруг нас таким же здоровым и счастливым! 

Мартынова Елена Владимировна
Опубликовано на сайте: ,  8642 просмотра
Получить консультацию автора
К автору уже обратились 2 человека с сайта
Другие статьи автора:

Комментарии

Мне статья понравилась. Хочу спросить. Есть ли на Ваш взгляд реальные техники выхода из треугольника Карпмана.

Карпман ничего не открыл. Он зафиксировал ролевую систему правления массами: Тиран - Жертва - Спаситель.

В треугольнике будущего нет.

Надо найти выход из треугольника, не барахтанье в треугольнике.

Есть ли у Вас техника выхода?
№1 | 9 мая 2016
Замечательная статья!!! Эта мысль пришла ко мне пару часов назад, нашел вашу статья и полностью осознал всю суть моей проблемы. Благодарю:)
№2 | 28 мая 2016
Мартынова Елена Владимировна
Психолог, Консультант - г. Москва
practic2015, здравствуйте! Выход возможен. НО можно ли этот способ назвать техникой? Я практикую в этом случае когнитивную терапию по изменению установок. Могу ответить подробнее. если вам интересно, напишите плиз на почту. [email protected]
№3 | 1 декабря 2016
№3 | Мартынова Елена Владимировна писал(а):
Здравствуйте! Выход возможен. НО можно ли этот способ назвать техникой? Я практикую в этом случае когнитивную терапию по изменению установок. Могу ответить подробнее. если вам интересно, напишите плиз на почту. [email protected]

Спасибо! Выход - укротитель Хищников.

№4 | 1 декабря 2016
Спасибо за статью)) улучшилось понимание всех ситуаций в жизни, как бег по замкнутому кругу, поняла лучше все 3 роли!
№5 | 7 августа 2017
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
Войти через:ВконтактеFacebook
Авторы проекта: Трефилов Дмитрий и Владимир Никонов 23562 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз