Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 25464 специалиста из 897 городов
Ваш город: г. Сиэтл ?
Скрыть

Проблемы сферы реабилитации зависимых

От автора: Не смотря на развитие сферы реабилитации зависимых, на сегодняшний день она во многом ущербна и даже дискредитирована. Анализ проблем, возможно позволит, и специалистам, и нуждающимся в помощи людям, определить для себя, что полезно, а что -
нет.

 

Зависимости, в широком понимании, являются не просто одной из острых социальных проблем, но, скорее, источником и причиной большинства общественных дисфункций; таких, например, как социальное сиротство, бездомность, инвалидности, криминализация, демографические проблемы, рост числа самоубийств и даже низкий уровень производства. Вирусоподобное распространение химической зависимости, в частности, также является результатом развития множества менее очевидных форм зависимого поведения и мышления, распространяющихся в обществе.

Проблема химической зависимости, очень многофакторная, и помощь в ней мультидисциплинарна. Специалистам по зависимостям давно очевидно, что ее лечение не вопрос медицины и фармацевтики: химическая зависимость неизлечима, в медицинском смысле. Еще в 1953 года Всемирная Организация Здравоохранения признала это. Однако, избавление от компульсивной тяги к веществам, изменяющим сознание, возможно. Зависимому требуется социально-психологическая реабилитация, и это не компетенция раздела медицины - наркологии. В нашей стране наркологов по-прежнему обучают медицинскому взгляду на эту проблему, и сама система наркологической службы, по большей части, остается лишь медицинской помощью по снятию физиологических симптомов болезни или лечению психиатрических патологий, при их наличии. В последние годы, в ряде наркологических диспансеров, пробуют вводить элементы социально-психологической реабилитации, однако, в условиях бюджетного финансирования, отчетности, основанной на показателях, ограниченности сроков и стандартной наркологии, в качестве основы работы, полноценная реабилитация практически не возможна. Эффективность, возможных в таких условиях, мер, зависит скорее от личного профессионализма и заинтересованности отдельных специалистов и, на практике, связана с мотивацией и дальнейшим направлением в качественные реабилитационные программы. Качественных, реабилитационных программ в России пока очень мало и существуют они, в основном, в рамках некоммерческого сектора; есть лишь несколько стационарных центров реабилитации длительного пребывания, на основе государственных бюджетных учреждений, об эффективности которых пока говорить рано.

Как и другие структуры, помогающие другим нуждающимся и решающие иные острые социальные проблемы, организации, занимающиеся помощью зависимым, заведомо убыточны, то есть являются некоммерческими. Любая система, поставившая себе целью коммерческую выгоду от оказания подобных услуг, априори становится, как система, направлена на наибольшую выгоду при наименьших затратах. При таких условиях, самая суть этой деятельности теряется, так как помощь не ставится в приоритет. В случае возникновения конфликта между главной целью - прибылью и второстепенной - помощью, чаще всего вопрос решается в пользу главной, иначе эта организация не сможет осуществлять свою миссию - быть коммерческой. В работе с зависимыми такой конфликт возникает постоянно. Например, химическая зависимость имеет своей особенностью регулярный саботаж. Даже при наличии суперпрофессиональной лечебной команды, большой процент успеха лежит в готовности пациента к изменениям, и в случае скрытого или открытого саботажа, после всех иных терапевтических мер, крайняя мера терапевтического воздействия на пациента - это удаление его с реабилитации. Без этого инструмента в арсенале, терапия не полноценна, если вообще возможна. А удаление с реабилитации - это потеря денег. Кроме того, если помощь нуждающемуся - в приоритете, то любые полученные средства подчиняются главной цели, и должны быть направлены на улучшение и расширение этой деятельности, а значит, извлечение прибыли невозможно. К тому же, оказание платных услуг подразумевает их оплату самим реципиентом, либо его родственниками. А это означает, что, при честном здравом подходе - без оказания услуг по насильственному удержанию и шарлатанства - лишь малое количество нуждающихся сможет получить помощь. Чаще всего семьи истощены финансово из-за наличия в них зависимого, а зависимые из обеспеченных семей, из-за благоприятных условий для зависимости и пособничества родных, намного дольше доходят до мотивационного кризиса, являющегося необходимым условием для начала изменений.

При этом, профессионализм специалистов является так же необходимым условием оказания эффективной помощи, как и уровень бытовых условий и материально-технической базы в программе или центре. В этой связи, средства для работы такой организации нужны, и не малые; работа хорошего специалиста, должна достойно оплачиваться. Средства для этого могут быть получены, как и в других некоммерческих проектах, из грантов, пожертвований, спонсорской поддержки, социальных заказов и других ресурсов, обычных для некоммерческих организаций.

На сегодняшний день, несмотря на резкое увеличение количества ресурсов помощи людям с болезнью зависимости, приходится констатировать ряд серьезных проблем в работе негосударственных организаций и центров реабилитации зависимых и помощи их родственникам. Среди этих проблем, некоторые следует особо выделить.

- Первое, что очевидно - это низкий уровень квалификации сотрудников многих центров реабилитации. Это связано с тем, что в отсутствии системной финансовой и иной поддержки от государства, организации не имеют средств на оплату квалифицированных специалистов и регулярное адекватное повышение их квалификации. В таких условиях, сотрудниками, в основном, становятся бывшие пациенты, которые, хоть и остаются трезвыми, все же не имеют необходимой компетенции. Они не социализированы (не имеют опыта успешной трезвой жизни в социуме), не получают образования и лишь некоторые проходят ряд тренингов и курсов. При этом, они наделяются довольно большими полномочиями, на уровне специалистов, благодаря чему становятся не эффективными, как "равные консультанты". В силу психологических особенностей зависимой личности, такие полномочия, в первые два года трезвости, и без учета индивидуальных способностей, чаще становятся препятствием на пути исцеления и становления личности, нежели эффективным инструментом. Отсутствие у таких сотрудников базовых знаний по психологии, медицине и аддиктологии приводит к тому, что их работа причиняет больше вреда, чем пользы, участникам реабилитационного процесса.

- Таким образом, возникает следующая проблема - непрофессиональная помощь, дающая низкую результативность, то есть слабая эффективность подавляющего большинства центров реабилитации. Для рекламы своих услуг большинство организаций, занимающихся реабилитацией зависимых, озвучивают неподтвержденные и необоснованные статистические данные, которые не соответствуют реальности. На самом деле, в условиях низкой квалификации персонала, большого количества пациентов, финансового дефицита и острой конкуренции, некоторые программы реабилитации просто не способны обеспечить адекватную абилитацию, индивидуальный подход, эффективное преодоление кризисов в выздоровлении и полноценную интеграцию зависимых в социум, для поддержания эффективной трезвой жизни. Многие программы реабилитации строятся на ригидной схематичности, на регулировании санкциями, вредоносном удержании (физическом или медикаментозном) резидентов, вопреки их воле, на конвейерном потоке, вместо дифференцированного сопровождения. Такая программа не может быть эффективной априори, а, по мнению опытных специалистов, в связи с рядом особенностей этой болезни, является вредной, и личности зависимого, и всей сфере деятельности по преодолению распространения зависимостей.

- Следующей проблемой, вытекающей из предыдущих, является то, что в некоторых программах появляется множество методик и методов, не только не одобренных специалистами от аддиктологии, психотерапии, социальной работы, здравоохранения, но и очевидно вредоносных и даже противозаконных.

В нашей стране центры и программы реабилитации зависимых и их семей, которые делают свою работу на принципах законности, профессионализма и уважения к личности, буквально с трудом выживают, в отличие от организаций, не ограничивающих себя соблюдением законов, открытостью и морально-нравственными аспектами. В условиях отсутствия системной финансовой поддержки, организации, ставящие перед собой главной целью - помощь больным, вынуждены существовать на спорадические пожертвования, постоянно искать новых спонсоров или грантовую поддержку. Родственники больных, как уже было сказано, в большинстве своем, не способны платить за услуги организаций, с высококвалифицированным персоналом. Поэтому, в борьбе с обстоятельствами, за возможность помогать больным, искренним специалистам приходится работать буквально себе в ущерб, обходиться малым количеством специалистов с большими нагрузками. Центры и программы реабилитации, построенные на базовых принципах помощи, оказываются способны помогать лишь небольшому количеству людей, не могут развиваться в разветвленные сети, для охвата больших территорий, вынуждены урезать сами программы реабилитации, в ущерб качеству услуг и эффективности оказываемой помощи. Многие, по-настоящему эффективные программы, внутренне соответствующие концепциям помощи в мировой аддиктологии, не имеют финансовых возможностей внешне соответствовать стандартам социальных учреждений. Стремясь сохранять внутренний стержень своих программ, оставаться на принципиально важных позициях, они отказываются от бизнес-подхода и поддержки со стороны институтов, навязывающих неприемлемые принципы и изменения. Из-за этого, итак небольшое количество реальных, эффективных в помощи, программ и организаций, находится в стагнации, все время на грани выживания.

Все это, на фоне того, что организации, не ограничивающие себя морально-нравственными принципами и законами, занимающиеся насилием над личностью, развиваются в обширные сети, делают бизнес и сверхприбыли на чужом горе. У них достаточно денег, чтобы масштабно себя рекламировать, выдавая лживые показатели, заявляя цели, задачи и условия, которые не соответствуют действительности. Все чаще появляются статьи и репортажи о том, что из подобных центров полиция освобождает “пациентов” и о том, какие неадекватные меры там применяются к больным. Однако, этот бизнес слишком прибыльный, чтобы редкие расследования останавливали дельцов, промышляющих насилием и шарлатанством.

Кроме того, появилось множество дипломированных и сертифицированных специалистов, практикующих и оправдывающих неэффективные или необоснованные методы и методики. Это, например, психологи, не имеющие квалификации по работе с зависимыми, а иногда и просто купившие себе дипломы, и работающие в центрах реабилитации. Также это - тренеры, лекторы и коучи некоторых проектов, школ, курсов, которые разрабатывают свои программы тренингов и семинаров, включая туда различную информацию, методики и техники, не имеющие обоснований в психотерапии и аддиктологии, или даже однозначно вредоносные. Зачастую, такие деятели не соотносят свою деятельность с уже имеющимся опытом аддиктологии в России, не привлекают для супервизии и оценки в проекты авторитетных специалистов, имеющих высокую квалификацию и личный эффективный долгосрочный опыт.

Учитывая все вышесказанное, можно констатировать, что, наравне с масштабным увеличением в России центров реабилитации зависимых, число неквалифицированных и даже безграмотных специалистов в этой сфере пока постоянно растет. Вместе с тем, внутри этой деятельности, стихийно идет распространение и укоренение некоторых вредоносных методик и сомнительных методов работы, в том числе, и в первую очередь, психологического насилия над больными зависимостью людьми, что приносит непоправимый вред в долгосрочной перспективе.

В России все еще нет специального образования в этой сфере и профессий «аддиктолог» и «консультант по зависимостям», а также отсутствуют авторитетные профессиональные объединения специалистов и организаций, работающих в этой сфере. Такие объединения, по опыту других стран, могли бы вводить профессиональные критерии, проводить супервизию, положительно влиять на законотворчество в этой сфере и определять нормы деятельности по консультированию, реабилитации и ресоциализации зависимых и помощи их родственникам.

Денис Злобин
Опубликовано на сайте: ,  942 просмотра
Получить консультацию автора
Консультант по зависимостям — г. Подольск, г. Москва
Другие статьи автора:

Комментарии

Анисимова Татьяна Ивановна
Психолог, Гештальт-терапевт - г. Воронеж
Денис Злобин писал(а):
наравне с масштабным увеличением в России центров реабилитации зависимых
Спасибо интересная статья! Также интересен и тот факт, почему этих центров становиться так много? Не потому ли, что увеличивается число химически зависимых людей? Важно учитывать причины увеличения склонности к химической зависимости.
№1 | 1 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Анисимова Татьяна, Спасибо!
На мой взгляд, увеличение таких центров - часть деструктивного процесса: во-первых, становится выгодным бизнесом - насильственное удержание за деньги родственников,
во-вторых, в этих центрах плодятся, хоть и в ремиссии, но все же нетрезвые зависимые, которые вместо самореализации выбирают поскорее открыть такой же бизнес (это даже получило свое название - "открыть ребку"),
в-третьих - ради создания спроса на свои услуги, эти дельцы культивируют созависимость в родственниках и это тоже стало стихийным и вирусоподобным (вспомните передачи про Дану Борисову), а это гарантирует нам рост числа родственников зависимых, не понимающих, ни болезни этой, ни выходов из нее, а вслед за этим - и рост числа самих химически зависимых. Потому что из-за отката общества назад в понимании этой проблемы (и пропаганда насильственных изменений, как якобы инструмента), те, кто сталкиваются с проблемой, не идут к здравым специалистам, не начинают решать семейные проблемы, а терпят до предела, и затем вызывают насильников, делая шаг назад в решении, прежде всего своих личностных проблем, и проблем зависимого - тоже. Распространение такого отношения к вопросу ведет банально к тому, что зависимые продолжают употреблять и вовлекать других в употребление довольно долго, пока родственники, после многих лет пособничества, уже на грани не вызывают насильников. После насильственных центров, большинство зависимых продолжат делать все то же самое..
Если бы родственники имели возможность получить информацию и помощь раньше, выстроить адекватные границы в семье, вместо пособничества и насилия, то с каждым годом ситуация улучшалась бы, позитивный адекватный опыт передавался бы в Сообществах созависимых, у наркоманов и алкоголиков становилось бы меньше возможностей для манипуляций.
Сейчас в этом смысле идет регресс и последствия этого мы еще долго будем наблюдать, на мой взгляд. А ведь он (регресс) еще не остановился а усиливается.
№2 | 1 января 2018
Манойленко Ирина Петровна
Психолог, Клинический психолог - г. Ростов-на-Дону
Спасибо, Денис, за статью! Вижу, пишите о "наболевшем". Я очень хорошо знакома с этой темой и все Вы освещаете так, как оно есть.
№3 | 2 января 2018
Шмелева Светлана Евгеньевна
Арт-терапевт - г. Москва
Денис, спасибо, что честно и профессионально пишете о такой животрепещущей проблеме.
№4 | 2 января 2018
Клюев Андрей Александрович
Психолог, Специалист по РПП - г. Нижний Новгород
Интересно! Спасибо! Неужели сфера наркологических ребцентров так выхоластилась?
№5 | 2 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Андрей, да, к сожалению так.причем даже очень опытные в сфере специалисты не видят этого. В рамках профессиональных площадок постоянно слышу: неужели такое есть? разве такое возможно? они наверное где-то прячутся?
Это при том, что на сегодня 95% центров реабилитации в России - насильственные и непрофессиональны. В них цель и даже миссия (не декларируемые открыто, конечно) - заработок прибылей для ряда лиц. И соответственно все остальное подчиняется этой цели. Когда встает вопрос удерживать ли пациента, собравшегося домой, при том что родители платят большие деньги за его удержание, ответ очевиден. И даже если намерения были очень благими, то довольно быстро насильственное удержание становится главным источником дохода. А какой настоящий профессионал будет заниматься причинением вреда за деньги, хоть даже одному пациенту? А тут - 60-70 % людей против воли. Для такой обстановки нужны два качества: 1. способность договориться с совестью и оправдать все, 2. навыки психологического насилия - манипуляций, давления, лукавства и пр. Ну еще одна категория "специалистов", необходимых в таких центрах - вертухаи - крепкие смелые ребята, способные не думать и так же договариваться с совестью. Ходят в АН, как бы выздоравливают, при этом регулярно занимаются насилием над зависимыми - для этого надо уметь себя обмануть.
Таким образом, "выхолащивается" - это точное, но мягкое определение процесса. Процесс почти завершен. Сейчас идет другая трансформация. От банального физического насилия, переходят к более тонкому и если так можно будет сказать "профессиональному" психологическому. Появилась масса специалистов, которые учатся давлению и манипуляциям. Психологи, больше похожие на протестантских пасторов, консультанты, похожие на цыганских гипнотизеров или блатных на зоне. Манипулируют понятиями, "убалтывают", "прибалтывают", ссорят пациентов между собой, высаживают на чувство вины и стыда, манипулируют пациентами через родственников и наоборот..
При этом многим центрам удается придать внешне довольно благочестивый вид. Но достаточно побыть на общем собрании, как сразу видно, каково содержание.
№6 | 2 января 2018
Кытманова Наталья Мирославовна
Психолог, Онлайн консультант - г. Ставрополь
Очень тягостная картина. Грустно от представленной перспективы. Спасибо за информацию.
№7 | 2 января 2018
Тайд Кира Эдуардовна
Психолог, Кандидат наук - г. Новосибирск
Денис Злобин писал(а):
можно констатировать, что, наравне с масштабным увеличением в России центров реабилитации зависимых, число неквалифицированных и даже безграмотных специалистов в этой сфере пока постоянно растет.
Острая тема поднята, спасибо. С Новым годом вас.
№8 | 2 января 2018
Клюев Андрей Александрович
Психолог, Специалист по РПП - г. Нижний Новгород
Денис Злобин, у меня есть некоторый когнитивный диссонанс. Вы с одной стороны пишите про недостаточное финансирование, а с другой стороны пишите про достаточно большие суммы, которые платят за содержание клиентов. Поясните, пожалуйста.
№9 | 2 января 2018
Карепова Наталья Анатольевна
Психолог, Клинический психолог - г. Санкт-Петербург
Имела волонтерский опыт работы с группой реабилитации наркозависимых при храме. Вся помощь оказывалась бесплатно
На мой взгляд, результаты хорошие
№10 | 2 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Андрей, попробую разъяснить цитатой из статьи: "В нашей стране центры и программы реабилитации зависимых и их семей, которые делают свою работу на принципах законности, профессионализма и уважения к личности, буквально с трудом выживают, в отличие от организаций, не ограничивающих себя соблюдением законов, открытостью и морально-нравственными аспектами........
Из-за этого, итак небольшое количество реальных, эффективных в помощи, программ и организаций, находится в стагнации, все время на грани выживания.

Все это, на фоне того, что организации, не ограничивающие себя морально-нравственными принципами и законами, занимающиеся насилием над личностью, развиваются в обширные сети, делают бизнес и сверхприбыли на чужом горе".

Видимо путанно пишу))))
Спасибо!
№11 | 2 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Карепова Наталья, бесплатной, как таковой, не бывает. За нее платит кто-то, просто не сам благополучатель. В статье и написано, что правильно, когда работа обеспечивается со стороны. Как в Вами описанном случае - РПЦ, видимо. Если профессионал работает, то ему, чтобы иметь возможность работать и дальше, помогать людям, нужна зарплата, нужно жить и питаться...
Спасибо!
№12 | 2 января 2018
Карепова Наталья Анатольевна
Психолог, Клинический психолог - г. Санкт-Петербург
Денис Злобин,
Cогласна. В случае с РПЦ специалисты работают бесплатно, как волонтеры. Помещение- да, предоставляет приход
№13 | 2 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Карепова Наталья, да, есть такой формат, когда специалист работает, как волонтер "про-боно". то есть, кроме обычной своей профессиональной деятельности, выделяет время на служение, с использованием своих проф.навыков. Это могут быть и стоматологи, и адвокаты, и врачи...любой специалист.
№14 | 2 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Клюев Андрей Александрович, а если Вы имеете ввиду диссонанс между моим утверждением, что родственники не смогут вполне оплачивать качественную программу с квалифицированным персоналом, но при этом пишу о том, что непрофессионалы получают суперприбыли, то тут дело в том, что настоящие профессионалы понимают ограниченность своих возможностей и принципы терапии, поэтому они никогда не возьмутся за пациента, удерживаемого насильно (изоляция - это изоляция, терапия - это терапия, а незаконная изоляция - не позволяет помочь зависимому). При этом, шарлатаны берут деньги с родственников зависимых за то, чтобы незаконно удерживать зависимых. Так вот, заказов на насилие - большое множество, заказов на терапию - очень мало, причем, чем больше первых, тем все меньше становится вторых, работы (профессиональных усилий) в конвейере с насилием - требуется мало, а в настоящей терапии - много. Вот и получается, что заниматься настоящей помощью трудно и не выгодно, а заниматься незаконным насилием и шарлатанством - супервыгодно. Но нужно выжечь совесть и фундаментальный профессионализм, вместе с ней.
№15 | 3 января 2018
Мосин Алексей Викторович
Психолог, Клинический психолог - г. Новосибирск
№16 | Денис Злобин писал(а):
о тут дело в том, что настоящие профессионалы понимают ограниченность своих возможностей и принципы терапии, поэтому они никогда не возьмутся за пациента, удерживаемого насильно (изоляция - это изоляция, терапия - это терапия, а незаконная изоляция - не позволяет помочь зависимому).
Абсолютно с Вами солидарен!
№16 | Денис Злобин писал(а):
заказов на насилие - большое множество, заказов на терапию - очень мало, причем, чем больше первых, тем все меньше становится вторых, работы (профессиональных усилий) в конвейере с насилием - требуется мало, а в настоящей терапии - много. Вот и получается, что заниматься настоящей помощью трудно и не выгодно, а заниматься незаконным насилием и шарлатанством - супервыгодно.
К сожалению реальность такова.
Денис Злобин писал(а):
химическая зависимость неизлечима, в медицинском смысле.
Нам Ц.П.Короленко на лекциях говорил, что вылечить хим.аддикта не возможно, возможно "переключить" на социально-приемлемые формы зависимостей: религиозный фанатизм, коллекционирование, спорт и т.д. Из-за высокого рецидива и саботажа пройти глубинную терапию по "искоренению" зависимости является очень сложной задачей, порой не выполнимой из-за ресурсов, отсутствия комплексности (в том числе и работы с семьей) и ряда других факторов.
Поэтому имеющиеся системы реабилитации слов говорят много, статистику показывают замечательную, а в реальности это полная профанация, куча лже-специалистов и сбор денег.
До сих пор не знаю ни одного центра по реабилитации с комплексной долгосрочной программой, с хорошими специалистами и эффективностью.
Спасибо Вам за актуальную и важную тему!
№16 | 3 января 2018
Шипочёва Елена Викторовна
Врач-психотерапевт, Онлайн-психолог - г. Санкт-Петербург
С интересом прочитала! Благодарю!
№17 | 4 января 2018
Вариошкина Елена Николаевна
Психолог - г. Кострома
Все верно. Делать то что? Что делать, когда и свми родственники чаще доверяют непрофессионалам, более хотят сломать, чем починить, родственники сами в постоянном саботаже, с ними в первую очередь работа нужна. А это работа на годы, которую уж точно никто адекватно не оплатит, чаще вообще не оплатит. Что делать ответа нет.
№18 | 8 января 2018
Вариошкина Елена Николаевна
Психолог - г. Кострома
Спасибо огромное за тему в целом. Адекватного обсуждения этой темы нет вообще. Просто нет. И есть огромная потребность в какой-то площадке для таких разговоров.
№19 | 8 января 2018
Валитова Динара Саветбековна
Психолог - г. Стерлитамак
№19 | Вариошкина Елена Николаевна писал(а):
А это работа на годы, которую уж точно никто адекватно не оплатит,
Да, и за эти годы сами наркоманы и их родственники могут умереть. А ребцентры, как бы то ни было, помогают определённому проценту зависимых.
Я тоже не увидела ответа. Что делать? Где по-Вашему, Денис, искать помощь зависимому и его близким?
№20 | 8 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Вариошкина Елена, спасибо! Да, это вопрос вопросов. Анализ и опыт показывают, что именно работа с родственниками, именно многолетняя, и требуется. Для этого требуется просвещение о том, что насилие не работает, отказ им в совершении насилия в отношении их зависимых, создание информационных, просветительских, амбулаторных и даже стационарных программ для родственников. Оплачивать это, конечно, большинство родственников не смогут (хотя и бесплатно не полезно для них). Оплачивать такую деятельность, на сегодня, возможно только из грантов, спонсорской помощи и других инструментов благотворительности.
Вот тут как раз возникает понимание того вреда, который несут насильники и шарлатаны. Пока родственники верят в анонимное насилие, им придется пройти все круги ада, прежде чем единицы смогут придти к здравой помощи. И получать помощь, и родственникам, и зависимым, намного сложнее после того усугубления проблем, которое обеспечили насильники.
Получается, что чтобы эффективно заниматься этой сложной работой с родственниками и зависимыми, необходимо, параллельно с собственной честной работой "в поле", изобличать таких бессовестных деятелей. Нужно, чтобы профессиональное сообщество давало честную оценку такой деятельности, чем многим очень не хочется заниматься. Тем более, что нам дали в последнее время фактаж: передачи про Дану Борисову и весь прочий бред на эту тему, ставший достоянием паблика.
№21 | 8 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Валитова Динара, "многие умрут" - это довод созависимости, толкающий на скорые неэффективные и вредные в последствиях решения и действия.
Процент у насилия равен нулю! Те единицы , которые остаются в ремиссии после насилия - это процент принадлежащий феномену "спонтанной ремиссии", а не тем, кто занимается насилием. (Часть зависимых оказывается в руках насильника, уже находясь близко к своему мотивационному кризису, и в этом случе не так важно, что именно будет происходить, какой именно негатив, они готовы к изменениям). Поэтому в ремиссию они уходят не благодаря насильникам, а скорее - вопреки тому, что с ними делают. А вот в долгосрочной перспективе умрут в сотни раз больше из-за насильников, деятельность которых некорректно называть реабилитационной. Причем, я имею ввиду не только физическое насилие, а и психологическое, на котором зиждется их т.н. программы.
В эти годы, как и раньше, умрут многие наркоманы, не потому что их не станут насиловать, а потому, что это - смертельная болезнь и потому, что многие люди вообще умирают по разным причинам, и, главное - потому, что родственники не умеют правильно взаимодействовать с зависимыми, а насильники лишают их возможности и в дальнейшем научиться. Созависимость - тоже вид аддикции, и пока есть легкие пути, лежащие в превычной канве - изменить другого - не станут они искать других путей, как и наркоман. Умрут многие, да, однако это не повод всех их насиловать. Насилие все равно не работает, не помогает, а создает иллюзию облегчения (как есть анальгин при раке желудка и не лечить). И за эту иллюзию приходится платить ускорением эпидемии зависимости и усугублением созависимости, которая пустила свои метастазы уже и в профессиональное сообщество. Если раньше насилием занимались лишь дельцы, то сейчас уже масса специалистов стоят на принципах созависимости и оправдывают насилие такими доводами, что становится ясно, что им нужна терапия созависимости, прежде всего.
Ответ что делать (что я и делаю) - внизу, в ответе Елене Вариошкиной).
Спасибо!
№22 | 8 января 2018
Вариошкина Елена Николаевна
Психолог - г. Кострома
Денис Злобин, я работаю с родственниками последние 10 лет. Именно с родственниками. Их зависимые в каких только центрах не были. Вы правильно ставите вопросы. Но мое мнение, что созависимость у нас начинается на уровне государства. И никакие гранты не помогут. Пока на уровне государства не поймут проблему и не изменят в корне подходы к профилактике и реабилитации. Я много за эти годы работала и с педагогами и с психологами. Полное невежество, извините, а то что творилось в последнее время на телевидении и с Даной и с актёром, забыла его фамилию, это бред на уровне общественного мнения, это смотреть страшно, честно. И нам остается как раз только одно "честная работа в поле". Но нужен непрерывный диалог заинтересованных специалистов, нужна площадка для этого диалога. То что периодически устраивается больше похоже на рекламные акции тех или иных структур. Диалога нет
№23 | 8 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Вариошкина Елена, да, спасибо, именно об этом... Пробую, кроме работы непосредственной (и с родственниками, в последнее время, в большей мере), заниматься просвещением, публикациями и объединение тоже тужусь создать))) Посмотрим, что выйдет.
Спасибо!
№24 | 8 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Вариошкина Елена Николаевна, на счет грантов и других инструментов благотворительности, я говорю, не потому, что это какое-то серьезное подспорье, а потому, что это пока единственный выход (по моему опыту и мнению), оставаться независимыми и делать дело честно.
№25 | 8 января 2018
Вариошкина Елена Николаевна
Психолог - г. Кострома
Денис Злобин, готова присоедениться к Вашим усилиям по мере моих сил
№26 | 8 января 2018
Денис Злобин
Консультант по зависимостям - г. Подольск
Вариошкина Елена, спасибо! Обещаю держать в курсе и позвать, как только что-то четко нарисуется (сейчас идет создание площадки профессионалов со строгой валидацией).
№27 | 8 января 2018
Вариошкина Елена Николаевна
Психолог - г. Кострома
Денис Злобин, отлично
№28 | 8 января 2018
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
Войти через:ВконтактеFacebook
Авторы проекта: Владимир Никонов и Трефилов Дмитрий 2f291 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз