Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 25210 специалистов из 892 городов
Скрыть

Психолог в больнице.

От автора: Я четыре месяца работала от благоторительной гуманитарной организации психологом в травматологическом отделении больницы с пострадавшими

 

 Я долго думала, нужна ли подобная статья. Скорее всего, где-то подобные  материалы описаны, и всё же мой опыт имеет свою уникальность. Я четыре месяца работала психологом от благоторительной гуманитарной организации  в травматологическом отделении больницы с пострадавшими после массивного обстрела гражданскими людьми. Сначала я посещала больницу каждый день, но потом получала и другие задания и посещала больных 2 раза в неделю, потом раз в неделю. Мой опыт может пригодиться не только, если, не дай бог, опять будут массированные обстрелы жилых кварталов, а и для помощи пострадавшим  после техногенных катастроф.

Психолог в больнице

Первые трудности.

Каждый психолог знаком с этим горячим чувством помочь и помочь немедленно. Оно начинается у многих где-то в желудке и поднимается горячей волной, заставляя руки что-то делать, язык говорить, а глаза светиться. Это чувство не очень помогает в хорошей психотерапевтической работе. Однако в случае , когда люди, абсолютно неожиданно для себя и своих родных оказались тяжело травмированными  и сильно испуганными помочь действительно можно и нужно очень быстро. Трудность была в том,  что книжные знания абсолютно не состыковывались с той реальностью, которую видели глаза и слышали уши. Растерянность, недоумение, бессилие- вот что стоит рядом с психологом, который видит много людей в очень тяжёлом состоянии. Ни одна книга по психотерапии не научит, что надо делать, потому что делать приходится часто противоположное и естественным порывам и обычной психотерапии.  Несмотря на двадцатилетний стаж психологической работы, я говорю  спасибо нашему благотворительному штабу, обучившему нас курсам по оказанию первой психологической помощи.

 Поначалу работать приходится через волну внутреннего сопротивления- здесь ад, здесь люди стонут, здесь кровавые бинты и отрезанные ноги, а нам на курсах говорили про присутствие и дыхание. Хорошо, что говорили люди сами оказывавшие первую психологическую помощь, они приехали из Израиля, с постоянно обстреливаемых районов, им как-то верилось. И всё-таки, самая главная трудность- уговорить себя выполнять инструкцию, объяснить себе, что инструкцию писали знающие люди, где-то повременить и притормозить, где-то уговорить или внушить. И да, первая психологическая помощь- это про присутствие, передачу спокойной уверенности, что всё может быть лучше, что помогут, это про приёмы спокойного дыхания, это про возвращение в реальность, про веру в собственные силы. Первая психологическая помощь- это про помощь в первую очередь себе самой, ведь если со мной порядок, то и окружающим легче. А так хочется забыть себя, быстро-быстро помочь, научить, дать, обнять. А нельзя, потому что спокойствие, уверенность, дыхание, больничная палата.

Возвращение в реальность.

Часто мой разговор был довольно примитивным, о том, какие стены в больничной палате, какие койки, какая еда. Вроде бы разговор ни о чём, а человек, побывавший под обстрелами в аду,  имеет от такого разговора эффект бальзама на душу.  В реальности может быть страшно- нет ног или руки, раздроблены кости, в реальность возвращаться не хочется. Разговор медсестёр: «Вколим укольчик, готовьтесь к операции», разговор родных: «Мы все за тебя переживаем, мы принесём тебе супчик». И только психолог говорит о том, что единственное беспокоит: «Смотришь ли ты на свою раненую руку? Можешь не смотреть, если не хочешь. А какие у  тебя ощущения, и где? А снятся ли кошмары? Мешают ли соседи по палате? Нравится ли цвет белья?».

Здравствуй, агрессия.

И вот их накрывает. Накрывает всех, кто прошёл пекло. Накрывает по разному. Бывает, что не накрывает, такие ещё не вышли из пекла, они ещё там. Меня крыли матом, потому что считали, что такие как, я обстреливали таких, как они. У меня перехватывало дыхание, когда меня обматерили первый раз, я дико обижалась несколько дней, ночью у меня болело сердце. Потом  я привыкала, к этому тяжело привыкнуть. Потом знала, если ругается, значит идёт на поправку. Хуже если не ругается, тогда не известно, чего ждать. Пусть- пусть клянёт всех: себя, что там стоял; меня, что пришла на него глазеть; власти которые допустили; тех, кто стрелял: «разорви их напополам и гори они в аду (тут я мысленно  или даже вслух присоединяюсь)»; тех, кто мешает; тех, кто громко говорит; тех, кто обещал, но не сделал; тех, кто сделал не то, что обещал. Я знаю, ругань- это нормально. Ненормально приехать с градом и стрелять по гражданским, а ругаться в ответ- нормально.

Знаю, и что потом. Потом пойдут рассуждения о жизни: «А что, если бы они договорились, если бы заключили то, что хотели, тогда бы и войны не было». Вопрос ко мне: «Как вы думаете, когда окончится этот дурдом?» По-моему, я не всегда отвечала уклончиво, иногда неожиданно для себя привирала, а иногда добросовестно заблуждалась. «А а вот если бы я в то утро туда не пошёл, а вот если бы я отвёз/не отвёз своих детей/маму/собаку...» Это всё тоже нормально, человек должен проговорить даже самые фантастические  идеи, чтобы они не сидели тараканами у него в голове. Пусть поторгуется с  судьбой, лучше спать будет, даже если одна ночь обиды на судьбу будет бессонная.

И, наконец, самое сакраментальное. Я уже вижу по глазам, которые из болезненных и пустых превратились в хитрющие-хитрющие, что сейчас будет этот вопрос: «Психолог, а что мне делать, вы знаете? а если будут опять стрелять, куда ехать, если не куда?» Ну, конечно же знаю: позвонить знакомому умному мужику и набросать путь отъезда, даже  собрать чемодан (мы можем вместе подумать куда и как ехать и что класть в чемодан, я знаю, что чемодан будет стоять не один месяц, давая уверенность  так, скорее всего, никуда и не уехавшему владельцу). Ещё дать поручение родне узнать всё у врачей  и интернета про своё состояние, поискать телефоны для звонков в ЖЭК и горисполком (это первая необходимость, если лежишь в больнице, а в квартире выбиты стёкла или стена в трещинах), созвониться со всей роднёй и друзьями (я раз сто говорю, что это очень здорово вот сейчас взять у них помощь). Короче говоря, вместо беспомощного больного у нас координатор плана действий. Естественно координатор быстрее поправится, чем больной.   

А если всё плохо.

Когда постепенно и один и второй идут на поправку, то как-то не понятно, почему есть люди, которые на поправку не идут. Ну не выздоравливают, кости не срастаются, депрессия не проходит. Бывает? Бывает. Всё сложно. Иногда вмешивается твёрдая железобетонная уверенность, что наказал господь. Иногда депрессия только ждала своего часа, чтобы проявиться, а супруг случая, чтобы развестись. Иногда жизнь у человека еле-еле держалась на сомнительных условностях, и вот трагедия обстрела всё поломала. Нужна длительная помощь, психиатрия, психотерапия, серьёзные медицинские обследования, а их нет. Ни времени, ни денег, ни возможностей. Иногда всё плохо.

Этот парень

Вчера он терял интерес к жизни, а сегодня заигрывает с медсестрой, вчера у него были кошмары, а сегодня он спит спокойно, вчера он ещё не знал, поднимется ли он с койки, а сегодня он бодро прыгает на костылях. Да, мы вместе переговорили кучу тем, учились спокойно дышать и трансформировать кошмары, наблюдать за болью, и правильно задавать вопросы врачу. А сегодня этому парню скучно с психологом, потому что он полон сил, и хочет жить, а ногу он разработает. Так что, психолог: «Ко мне вы уже не ходите, не надо» Победа!!!

Мурза Елена Викторовна
Опубликовано на сайте: ,  126 просмотров
Получить консультацию автора
Психолог, Ведущий тренингов супервизор — г. Мариуполь (Украина)
Другие статьи автора:

Комментарии

Куперштейн Елена Валериевна
Психолог, Клинический психолог - г. Санкт-Петербург
Мурза Елена Викторовна писал(а):
Каждый психолог знаком с этим горячим чувством помочь и помочь немедленно.
Кризисная психология все же отличается от обычного приема. Расчитывать свои силы входит в компетенции специалиста.
№1 | 14 февраля 2018
Виктория Сандо
Психолог, Консультирование и терапия - г. Одесса (Украина)
Столько жизни в Вашей статье... Спасибо за Ваш опыт!
№2 | 14 февраля 2018
Баена Марина Евгеньевна
Психолог, Консультант - г. Комсомольск-на-Амуре
Спасибо... это, наверное, было очень тяжело, выгореть на такой работе очень легко.
№3 | 15 февраля 2018
Морозов Виктор Васильевич
Врач-психотерапевт, Онлайн-консультант - г. Белгород
Елена Викторовна, благодарю за публикацию!
№4 | 15 февраля 2018
Костина Евгения Марковна
Психолог, Психологическое консультирование - г. Нижний Новгород
Спасибо! Статья из жизни!
№5 | 15 февраля 2018
Елена Ивановна Станила
Психолог, Консультант детский психолог - г. Москва
Елена Викторовна, спасибо за статью, получилось ярко, живо и с большой любовью и принятием к людям, оказавшимся на грани жизни и смерти.
№6 | 15 февраля 2018
Сивакова Юлия Викторовна
Психолог, Медицинский психолог - г. Мариуполь (Украина)
Спасибо за статью. Далеко не каждый психолог согласится работать в подобной ситуации, уж очень больно, да и что скрывать -страшно. И это прекрасно, что есть такие психологи как Вы, Елена Викторовна, которые не смотря на боль и страх оказывали помощь людям.
№7 | 15 февраля 2018
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
Войти через:ВконтактеFacebook
Авторы проекта: Владимир Никонов и Трефилов Дмитрий 1fe66 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз