Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 23162 специалиста из 847 городов
Скрыть

Пересмотр коллективных контрактов психолога, или «мамам пора испортиться»

От автора: Статья о назревших переменах в отношениях психологов (и других представителей помогающих профессий) с обществом и окружением.

I. Стулья, кнопки и приближение уборки

В качестве эпиграфа смс: "Ольга, вы психолог? у вас есть бесплатные акции? невроз, 20 лет."

Тема, которую сейчас придется задеть, настолько остра и актуальна, что уже пишет себя сама, рукой корявой и нетерпеливой. Когда она меня настигла, первой мыслью было: «О нет, только не это, я же хотела писать о совершенно других вещах, давайте не будем тратить на это мои чудесные буковки!» Но тут моя чудесная жизнь попросила свободы от старого хлама, а мир просто зазвенел от желания помочь мне вынести этот хлам на свет.

Не менее трусливой была мысль номер два — оставить тему пылиться в контексте профессиональном, привычно избежав обострений в личных ситуациях. Увы, ситуации обострились сами, не оставив мне особого выбора в стиле разрешения. И черт с ней, рукой корявой — мир наполнен отнюдь не эмпатами и не обязан все знать «просто так», покуда мы ждем от него понимания, а от себя — изящества стиля и художественной формы выражения. Иногда он просто жаждет языка прямого и жесткого, хотя бы ради нас самих. Возможно, не всегда осознающих, что брать на себя чужую ношу на всех фронтах современной мировой — не добродетель, а попустительство, нанесение вреда другим в масштабах катастрофических. Мы нежнейше позволяем своим подопечным регрессировать в зависимое (от нас!) состояние, тем самым ослабляя их — и создавая ненужные дыры и завихрения в энергии собственной жизни.

Поскольку частью номер один выступит заключительный диалог «терапевта» и «клиента», я все же позволю ему остаться таковым по форме — но прошу не обманываться в содержании. Это недавно состоявшаяся беседа с моим «бывшим клиентом» в контакте, в течение 7 лет пытавшимся выйти из терапии и незаметно для себя втягивающимся в неё снова и снова. Давно не питая особых иллюзий о действенности психологической работы, скажу сразу, что «шалость удалась». Ведь 7 лет партизанской работы — не такой уж долгий срок для осознавания настоящим «клиентом» своего переноса. Но слишком малый — для тех, кого мы в таковых превратили на коротких дистанциях личных отношений. Да, не бывает «бывших клиентов». И чем короче дистанция и бесплатнее помощь, тем... длиннее терапия.

Диалог приведен почти без редакции, в основном изменены реплики, нарушающие анонимность «клиента».

Клиент: Привет, Терапевт! Дочитал-таки я книгу Курпатова «Счастлив по собственному желанию». Была там замечательная цитата из Перлза: «К терапевту крайне редко идут с целью избавиться от невроза, намного чаще — с целью усовершенствовать невроз». По мне так чётче некуда :) Сейчас понимаю, что позволить тебе позволить мне позволить себе избавиться от невроза я бы не решился ни тогда, ни даже сейчас! Если тебе интересно, то я попробую максимально честно объяснить причины своего отказа от терапии.

Терапевт: Мне они понятны вполне, наблюдаю такое регулярно. Но можешь объяснить, если это нужно тебе.

Клиент: Возможно, есть что-то помимо того, что тебе и так очевидно. Я бы назвал это «нежеланием сотрудничать с интервентами в революции против невроза» — связано оно с тем, что мне крайне тяжело помыслить, что я буду чувствовать себя в неоплатном долгу перед тобой в случае успеха :)

Терапевт: Вот этот пункт мне всегда был особо интересен... почему регулярный паразитизм и вампиризм не приводят к образованию воображаемого долга, а успех — приводит...

А если серьезно… уважаемые «дети», не надоел ли вам ваш «материнский комплекс»? Отсутствие успеха — месть матери, банальнейшее в мире стремление... не можешь отомстить матери — отомсти терапевту, последствий от того никаких, и настоящая мать цела — и цель достигнута...

Клиент: Потому что отсутствие успеха означает сразу отмазку «Да за что я ей что должен, за болтовню, от которой никакого толка?»

А наличие хоть какого то успеха приводит к росту долга!

Терапевт: Посмотри на энергетическую сторону процесса, и поймешь, насколько огромные долги так растишь. Терапевта по-матерински порадует твой успех, твой же демонстративный отказ от жизни будет вечной костью в её горле...

Клиент: Попробую на примере своей жизни в быту пояснить... Многие мне предлагают помощь, от которой я стабильно отказываюсь. Подруги предлагают мне помощь с уборкой, друзья — помощь с ремонтом, а я чувствую, что если соглашусь, то стану Лжедмитрием, позвавшим поляков.

Терапевт: ...а клиент тем временем жмет, как дрессированная обезьянка, на одну и ту же кнопку: «видишь, мама, что ты наделала? ты никогда меня не любила по-настоящему, вот и получай, получай, посмотри, как я несчастлив из-за тебя, и ты ничего уже не сможешь исправить»

...Твои умственные уловки тут не помогут... в случае с терапевтом каждый раз, когда ты к нему обращаешься, он получает (и различает) сигнал с просьбой о помощи... так ты и обманываешь сам себя… «помоги мне снова, но я не приму»…

Клиент: Означает ли это, что для того, чтобы по-честному прекратить просить тебя о помощи, мне придётся перестать с тобой общаться?

Терапевт: Для начала тебе нужно осознать, почему ты со мной общаешься. И почему я отвечаю.

Клиент: Почему отвечаешь ты, ты мне уже говорила, и у меня даже нет на этот счёт возражений… а вот с первым вопросом мне разобраться куда сложнее....

Терапевт: Вопрос в том, как ты это принимаешь и оправдываешь. Обычно такое воспринимается так же естественно, как пожизненная любовь матери... типа обе отрабатывают по твоим счетам.

...но однажды ты нажмешь на кнопку... и она не сработает ;)

Как любит говорить в таких случаях мой учитель Марина Белокурова, «мама испортилась»...

Вообще сейчас интересный момент... невроз дошел до предела на коллективном уровне... все «мамочки» взвывают от перегрузок — ибо весь мир просится «на ручки» наяву и во сне... назревает перемена… И ты вовремя затеял этот разговор... перегрузки заставляют каждую «маму» пересматривать свой, назовем его так, «коллективный контракт».

Клиент: Придётся учиться гладить себя самому...

...я шрамов не оставил?

Терапевт: Шрамы оставляют все, нажимающие на кнопки... тем, что так и не взлетают, не живут, не становятся свободными.

Клиент: ...мелкую компенсацию пульнул на яндекс-кошелёк. очень жаль, что по-другому расплачиваться по долгам не могу.

Терапевт: Я уже поняла, что это от тебя компенсации прилетают.

По крайней мере некоторый путь ты проделал за эти годы, иначе не дошел бы до этого момента понимания.

Клиент: И мне бы очень хотелось верить в красивую сказку, что я его прошёл сам, но... без тебя не обошлось.

Терапевт: Диалог настолько актуальный, что я бы попросила твоего разрешения опубликовать его анонимно… в немного отредактированном виде, возможно...

Клиент: Если я посмотрю на него и увижу, что меня по нему не срисовать, то публикуй. Наконец-то я получу то, чего так долго ждал — возможность выразить свою благодарность неденежным путём.

…….жаль, что я даже на флейте тебе сыграть не могу...

Терапевт: Ты можешь сыграть себе... и это тоже жизнь )))

Клиент: Ох и наследил же я... знаешь, когда я в кафе, я стараюсь за собой прибрать стол и убрать посуду вне зависимости от того, принято там так или нет. А тут так не сделаешь...

Терапевт: Сделаешь.. приберись в своей жизни.

Клиент: Знаешь, коль сейчас так рассопливился, так уж ещё соплей размажу.

Мне бы хотелось одной простой вещи — чтобы после общения со мной тебе было легче и теплее, чем до него... жаль, что ни подставлять плечо, ни греть я не умею ненавязчиво. Или, может, я для тебя тот же интервент, не знаю.

Терапевт: Ты не можешь одновременно посылать сигналы «sos» — и тут же брать на себя роль помогающего... и тут же продолжать жать на кнопки… сидеть на двух стульях… или трех? Этот стиль знаком любому практику — когда клиент пытается тянуть одеяло на себя и менять роли на противоположные... даже пробовать контролировать терапевта таким вот образом… Но это невозможно по одной простой причине — о чем бы мы ни говорили, мы говорили о тебе и для тебя.

Понимая ситуацию, терапевт использует один из главных хитрых трюков — говорить о себе так, чтобы клиент думал, что это именно о себе, делимся так сказать, чувствами и опытом... но все говорится таким образом, чтобы некоторая информация попала в тебя мимо сопротивления... типа я же о себе болтаю? и ты расслабляешься... а я в это время иллюстрирую своими примерами твои задачи...

Клиент: Да, не всегда получалось у меня раскусить твою трудоголическую натуру...

Терапевт: Это просто осознанность, ее не повернуть назад...

Клиент: Тогда я тебе просто пожелаю, чтобы у тебя был тот, с которым тебе не надо бы было работать. Который бы ничего не требовал и всегда вовремя гладил тебя, когда ты устанешь гладить своих котов...

Терапевт: Хорошее пожелание... к сожалению, на этом уровне осознанности почти пустыня...

Клиент: Пределы роста — звучит почти безнадёжно!

Вот я всегда думал, что самодостаточность неизбежно влечёт за собой одиночество, и не понимал, как это так может быть — «союз самодостаточных людей». Вот сдаётся мне, что херушки ты найдёшь собеседника в стратосфере... Так, долю секунды друг другу закрылками махнуть...

...если ко мне друзья со своими проблемами обращаются чуть ли не как я к тебе, то что ж за днище у них творится?! аж жуть...

Терапевт: Сейчас почти у всех ад...

Клиент: Семнадцатый год, хуле... если мне скажут тебя расстрелять — я постараюсь промахнуться!

...тяжело будет тебя избегать… а вокруг да около ходить — это как сейчас с куревом — курить не курю, а дымок понюхать люблю...

Терапевт: Во-во... материнский комплекс — основа любой наркомании...

Клиент: Ты себе зубки запилила?

Терапевт: Для ужина... Спокойной ночи, Клиент!

 

II. Уборка

Постоянная деградация человеческого мира неизбежна, ибо лучшие рождающиеся в нём существа мечтают лишь об одном — покинуть его безвозвратно. Игрок, понявший, что заведение жульничает всегда, встаёт из-за стола. Рано или поздно в человеческом мире остаются только тупо заблуждающиеся особи, подверженные самому убогому гипнозу. И не просто подверженные, а с радостью готовые передавать гипноз дальше.
В. Пелевин

Итак, самое страшное может случиться, если у некта случится успех. Тогда он окажется в неоплатном долгу — что возвращает нас к истокам невроза, по умолчанию внедряемого семьей, обществом, религией и государством на глубоко бессознательном уровне. Если же у некта успех НЕ случится, то у него будет веский повод считать семью, общество, религию и государство (свои или чужие, не суть) в долгу перед собой. Второй вариант для любого некта намного выгоднее, что же касается «мамы», то несчастная при любом сценарии продолжит свой неблагодарный труд. Ловушки захлопнуты, программа выполнена, круги ада продолжат свое вращение.

А если у некта успех не случится, а «мама» — то есть лидер, взявший на себя ответственность за изменение коллективной ситуации в приступе вселенского сострадания — решит выйти из многовекового соглашения? Чтобы ответить на этот вопрос, сначала придется разобраться, почему от сложившихся соглашений так сложно отказаться.

1. Кармические контракты прошлого и продающий маркетинг настоящего

В течение чудовищно длительного времени духовные лидеры (учителя, целители, шаманы, поэты, сказочники, шуты и прочие волшебники) несли на себе всю коллективную карму человечества, поднося грузы за каждого, чья осознанность была недостаточно высокой для выхода из гипноза. В нашу эпоху скоростных перемен коллективные шансы на возвращение осознанности выросли настолько, что старая программа просто прекратила свое существование. Получали ли вы эти новости по «галактической почте» — или застряли в старой системе координат, переполненные жалостью к начавшейся массовой агонии, не важно. Важно, что в настоящий момент ответственность за свое осознание лежит на его обладателе, и отнимать у ребенка эту непростую игрушку — значит лишать его шанса расти.

Программа исчерпана, но привычки миссионера остались в крови. Самое коварное, что в «детской песочнице» духовных поисков новобранцев, то есть в области психологии и эзотерики, старая программа тщательно пролонгируется маркетинговыми ходами. Бесплатные акции и скидки, регулярные встречи на вебинарах, тикающие часики, отмеряющие оставшиеся секунды до повышения цен на длительный курс обучения, без которого продолжения жизни просто не существует, распростертые объятия «мамы», готовой ответить на любые вопросы и отдать свое время бесплатно и круглосуточно — все это подпитывает старый контракт и обесценивает работу мастера.

Создается иллюзия, что новобранцы чему-нибудь да научатся на этих полях выращивания плюсиков, сердечек и лайков. Допустим, один из тысячи (десяти? ста тысяч?) научится — но это те экземпляры, которые способны расти в любых условиях, с помощью учителя и без нее. В остальных же случаях мы обязательно наткнемся на вопрос направления течения энергии. Куда уходит внимание, туда утекает энергия, необходимая для обучения. А внимание основной массы обучающихся зациклено на невротическом обмене любезностями, критике друг друга, споре о ценах на духовные плюшки и паразитической компенсации энергопотерь от собственных драм. На оставшуюся сдачу осознания себе не купишь.

2. Недостаток энергии и запрет на получение

Любое переподключение связей в пространстве требует огромного количества энергии. Но энергопоток, необходимый для пересмотра коллективных контрактов и последующей трансформации, закольцован внутри системы «спасатель-спасаемые». Казалось бы, бесконечные источники праздничной новой энергии, готовые служить нам, уже здесь, перед самым носом. Но каждая протекающая через нас урезанная пайка — утекает в известном заранее направлении. Точнее, в огромном количестве направлений. С нашего собственного согласия.

Древние инстинкты создателя и спасателя, равно как и его готовность до конца разделять участь тех, кого он создал или приручил, требуют отказа от присвоения чего-либо для себя, порционно выходящего за рамки выживания. Это касается не только тоненького денежного ручейка, текущего к мастеру, но и энергопотока, которым является он сам. Вот только не говорите, что от этой проблемки можно избавиться на одном из многочисленных денежных тренингов. Ни один из них не занят задачами бесконечного изобилия, поскольку обслуживает нужды совершенно иные (см. п. 1).

«Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный!» Привычка нести ответственность за весь «детский сад» не позволяет сознанию «мамы» выйти за пределы ограничений, оставив позади «детей», иначе говоря, предав их. Ну хотя бы друзей и близких-то мы должны утащить за собой в светлое будущее? Но, не имея счастья в себе, «мама» предъявляет окружению пример «груженого ослика» и вечные жалобы на несовершенство мира, а не образчик свободы и счастья. Оставшись без энергии и видения перспективы, сознание мастера возвращается к теме личного выживания. Упс, еще одна ловушка захлопнулась.

3. Обратная сторона эмпатии и бонусы жертвенности

В теле каждой «мамы» есть крепко встроенный и эволюционно развитый механизм, безошибочно определяющий уровень боли в окружающей среде. Научившийся эмпатии — закрыться уже не сможет никогда, эта трансформация относится к необратимым. Как старец Зосима, мы поклонимся не тому, кто сможет быть на равных с нами или чему-то научить нас самих — но тому, чья боль сигналит нам о неминуемых бедствиях и разворачивающейся кармической картине — в жизни этого человека или группы людей. Таким образом мы «подставляемся» под удары, которые должны были получить (и переварить) другие, ограничиваем собственные возможности выхода из игры и лишаем себя новых игр и отношений.

Вряд ли мы смогли бы это вынести, не имей мы от процесса собственных бонусов. «Включенные» навсегда руки сами тянутся к телам страдальцев: сострадать, утешать, массировать, подпитывать, отогревать, баловать, пробуждать. Любить. Страдальцы в ответ если не отвечают благодарностью, то как минимум выражают свой детский восторг, привязанность и зависимость от нас. Мы стали дармовым наркотиком для других, всепонимающим, всепринимающим, бесконечным и безотказным. Это подпитывает наше эго, закрепляет наш статус в среде — и… создает еще одну ловушку для нас самих. «Синдром недоенной коровы» — диагноз, от которого не так-то просто избавиться, не перестроив собственную энергосистему. А вот этот навык есть далеко не у всех лидеров. Сгибаясь под тяжестью «молока», «корова» снова пойдет на дойку. Пока не поймет, что единственное существо, для которого это «молоко любви» создавалось и кому оно пойдет на пользу — это сама «корова». И не позволит себе его беззастенчиво употребить.

4. Бесплатный сыр и вечный «перенос»

В семье и в офисе, в творческой среде и в дружеской компании, в далеких от общественного шаблона личных связях — повсюду наша всеми любимая «мама» отрабатывает воображаемые долги биологической и по умолчанию должна всегда быть втянула в дела и боль каждого. Ее подвиги остаются почти незамеченными, ибо это должно быть ее призванием и естественной обязанностью, а любой уход с волны воспринимается либо как предательство, либо как нервный срыв. Не всякая «мама» и сама возьмет в толк, что с ней творится, когда «энергия мастера» забирает управление — женский каприз? мужское упрямство? истерика истощения? ветер в паруса? или бес в ребро?

Материнский архетип захватывает власть через механизмы переноса («дети» наконец-то нашли себе «хорошую маму») и контрпереноса («мама» заигралась в игру с «детьми» по причине неотработки собственных невротических сценариев). Власть архетипа почти непреодолима, а работа со своими аспектами — еще один непростой навык, малоосвоенный даже продвинутыми пользователями. Перенос и контрперенос — в данном случае не просто психоаналитические термины. Как только проекция материнской фигуры и материнские же сценарии спасателей всех времен опускаются на нашу хрупкую тушку, в энергетическом котле закипают все соответствующие энергии и дисбалансы. Этот страшный котел, содержимого которого почти никто не видит, наполнен травмами мужского и женского, родительского и детского, а также памятью всех коллективных ран всех эпох (в том числе дисбалансами и травмами сексуальной энергии).

Имей мы дело с настоящим «клиентом» (в психологии, целительстве и т.д.), можно было бы говорить о реальном сроке отработки первой стадии «переноса», плоды которой видны в диалоге первой части. Необходимая для такого «успеха» дистанция оговаривается профессиональной этикой и поддерживается всеми уважающими свой труд психологами и целителями. Но при отсутствии дистанции мы имеем полное слияние в счастливом симбиозе, который никто никогда не захочет разрушить добровольно, это невыгодно для программы выживания и ведет к слишком большим переменам во всей системе. Система же такого — не прощает.

Они будут прощать нам редкие «побеги из дома» и краткие всплески эмоций, потому что если они поссорятся с нами — «некому будет кашки подать», когда придет час их перемен. Они будут любить нас своей немного извращенной и боязливой любовью, потому что, когда мы исчезнем, в их жизни проявится их истинная жажда, жажда источника себя, источника любви, утолить которую они смогут не скоро. Но, если им повезет, они останутся одни — и нащупают свой путь без наших костылей и сладких булыжников благих намерений, которыми мы вымостили им дорогу в ад.

5. Ограничения толерантности

Бесконечное сострадание к тем, кто не готов меняться сам, не смогло бы так затуманить «материнский» разум, если бы не пропитавшая его до костей старая добрая толерантность. Мы не просто принимаем ограничения других как должное, но и сами подстраиваемся под них, полностью отсекая себя от собственной правды и шокирующей жизненности. И вот к чему приводят эти игры:

— оберегая окружение от наших искренних чувств, реакций и поступков, мы лишаем его обратной связи, необходимой для роста, и создаем иллюзорную лживую реальность, из которой нет выхода ни для нас, ни для кого-то еще... ибо впереди никого, кроме нас;

— лишая себя «прорыва за флажки» и повторяя старые дозволенные маршруты, мы задаем образец беспомощности и депрессии, чем в конечном итоге отвращаем своих подопечных от новых поступков и самостоятельного выбора;

— сдерживая настоящие чувства, искренние глупости, теневые всплески и интуитивные импульсы, мы затыкаем энергопоток и закрываем свое поле потенциала;

— не позволяя себе себя, мы истощаемся и возвращаемся в сценарии выживания, а значит и к старой биологии.

В условиях необратимого разделения сознания человечества — толерантность тянет нас на дно и препятствует переходу в новую эволюционную стадию.

6. Прощание с выживанием

Старая человеческая биология блокирует восприятие энергетической реальности и вообще реальности как таковой, оставляя видимой только иллюзию морковки перед носом и хищника за спиной. Освоение смартфонов и компьютеров немного усложняет деятельность некоторых отделов мозга, но, увы, не может выдавить из нас рабов, думающих только о выживании и размножении. Мы усовершенствованы лишь тщательно простроенными программами роста потребления и запутанностью своих неврозов. Мы обязаны тяжело работать для воображаемого роста и успеха, знать что «просветление где-то далеко, в каких-то следующих жизнях», что мы «недостойны быть победителями и вообще быть», «не имеем права на счастье, пока другие несчастны» и вообще «от нас ничего не зависит». Ловушка программы выживания возвращает нас из каждого «прорыва за флажки», где мы успеваем поймать глоток запретного воздуха свободы — чтобы снова активировать в нас вибрации страха, ключевые вибрации старой биологии.

Новая энергетическая реальность, вызванная к жизни долгими нечеловеческими усилиями первопроходцев — настроена на вибрации, лежащие далеко за пределами этого старого человеческого спектра, поэтому давно не отвечает взаимностью нашим невротическим запросам. Но, делать нечего, отражает суть желаемого — то есть предлагает нам работать еще тяжелее и страдать еще усерднее, если уж нам так больше нравится. Переходя к стадии духовного поиска, новобранцы втаскивают все те же программы в копию своей реальности, которая по началу кажется им чистенькой и новенькой, обещающей немыслимые знания и контроль за своей жизнью, а значит тот самый успех, который в обыденности недостижим. В конечном итоге они остаются там же, где были всегда, лишь добавив к желанию морковки гордыню своих духовных достижений. Однажды я рассказала одной «боевой подруге» о своем походе на тренинг, собравший разнообразных мэтров духовной работы с потребителями оной. Мной двигало любопытство, станет ли этот сектор более уместным полем для продвижения моих практик. Подруга спросила: «Оля, что ты будешь делать с этими невинными?» Я ответила: «Это — невинные? Говорящие из матки для привлечения партнеров? Изучающие дипломы и послужной список мастеров с критичностью покупателя телевизора? Злобно сплетничающие о массажистке, которая по их мнению не имеет права быть массажисткой, потому что ее прекрасное тело не помещается в их Барби-стандарты? Да это ж акулы, милый бог, это акулы!»

Многие вещи встают на свои места, когда мы признаем сам факт эволюционного неравенства и его следствие — неизбежность разделения сознания людей. Рано или поздно, но пробужденные начинают жить в своем естественном состоянии, то есть в поле любви, а не в поле страха. Эти миры никогда не смогут сосуществовать в старых формах взаимодействия, потому что вибрации страха и вибрации любви — из разных спектров. Мои «настоящие клиентки» не раз задавали мне вопрос, как я выношу общение с людьми, если уж им становится так скучно с ними всего-то после пары месяцев терапии. А никак. Я этого никак не выношу, да и выносить-то нечего. Все находятся именно там, где хотят быть, и не нам судить, нуждаются ли другие в спасении. Но иногда, оглядываясь на годы работы с ближними, я вижу не лучшие плоды своих чрезмерных стараний и слышу в голове голос профессора Преображенского: «Вы знаете, какую я работу проделал — уму непостижимо. И вот теперь спрашивается — зачем? Чтобы в один прекрасный день милейшего пса...»

7. Запретные сады чувственности

Говорит: много земли я вскопал, гляди:
Огромное поле с грядками позади,
Мои тюльпаны в тундре цветут зимой.
Я упрямо ценю лишь то, что растет – само.

Говорит: земля вскипает в моей горсти,
Тебе пора копать, зеленеть, расти.
И дышит, как после ринга борец сумо.
Я упрямо ценю лишь то, что растёт само.
Лия Киргетова

Что же, позволим милейшему псу оставаться псом, человеку — человеком, начинающему богу — заняться собственными делами. Но, как пожаловалась недавно другая «боевая подруга»: «Все-таки как-то общаться-то с людьми — и надо, и хочется, не хочется замыкаться в узком кружке понимающих. Но объяснить — невозможно. Нет этих реалий в их картине мира. «Сверхчеловеком», смотрящим свысока на «этих неразумных человечков», быть не хочется...»

А не нужно вообще никак смотреть, ответила я больше самой себе. Пока нас волнует, как мы смотрим на других — нас волнует, как они видят нас, и всё это продолжает держать нас в осточертевших невротических реалиях. Нужно дать всем свободу расти как им нравится, но и свои границы очерчивать настолько четко, чтобы мы сами их наконец почувствовали. И внутри этих границ позволять себе больше свободы быть разными, чувственными, живыми, яркими. Лёгкими. Мы слишком серьезны и мрачны порой, чтобы кто-то принимал всерьез шансы, которые мы можем предоставить. Иначе говоря — в энергетической реальности работает не то, что мы объясняем, а то, чем являемся сами. И что же мешает воплотить такой простой ответ в жизнь, кроме всего перечисленного ранее?

Неотпущенные раны. Обжегшись на молоке прошлого, дуем на воду настоящего и с ужасом смотрим в будущее. Накатанные нейронные дорожки просчитывают вероятности строго в ограниченных опытом пределах, не допуская реализации созревших потенциалов. А что у нас на складе опыта? Все варианты наказаний за бытие живыми и отпечатки мировых катастроф. Это не считая личных коллекций боевых шрамов. Всё это стоит над водой жизни, как плотный туман, и прощается с нами, и от этого бесконечного прощания нас давно уже тошнит. Отпускать непросто. Но это уже происходит.

Сложности работы с коллективными энергиями. Любой первопроходец играет роль представителя общности, «архетипического образца», который прет по целине по уши в де… снегу и берет на себя слишком многое. Чертовы галеры, что еще сказать? )))

Телесные симптомы проживаемых нами преобразований. Год за двадцать как минимум, вот что творится сейчас на «телесном фронте», и это еще только начало. Есть вероятность, что если мы раскроемся более широкому спектру тонких ощущений, телу будет проще довериться процессу. Но в целом достаточно просто порадоваться, что мы всё еще здесь.

Упертость. «Когда закончится война», нас придется силой вынимать из блиндажей, как тех японских солдат, найденных на островах в полной боевой готовности спустя десятилетия после окончании второй мировой...

Привычка «работать над собой». Даже во сне. Никто уже не помнит как это, «просто жить». Про любовь к себе уже молчу...

Табуированность огромного спектра чувственных ощущений. Кто-то прописал человечеству иметь только 5 способов чувственного познания, большинство же едва ли использует хотя бы глазки, и то не для того чтобы видеть чудеса собственной жизни — а лишь потому, что зрение прочно скреплено с необходимостью контроля. «Видишь только то, что хочешь видеть», любил говорить один мой знакомый. Но нет — лишь то, что видеть разрешено (и предписано). Отсюда можно было бы начать отдельную книгу, но после Кастанеды в этой области добавить совершенно нечего.

Привычка быть «хорошими» для всех. Предполагая, что мы в ответе за свой моральный облик и предлагая образец хорошего поведения вместо примера настоящей жизни, мы отрезали от себя все краски, оставив «условно белый». Но он давно уже посерел от отсутствия жизненной энергии.

Тем временем, наши запретные сады уже стоят в цвету. Иногда несколько лепестков падает мне на лицо, и я успеваю вдохнуть аромат воплощения. А затем снова звонит телефон, и раздраженные голоса «боевых подруг» шипят в трубку: «Да это всё нам давно понятно. Скажи лучше, что делать-то со всем этим? Когда же мы будем танцевать? Когда начнется жизнь?»

А жизнь — вот она, перед носом, растет сама, сама танцует, сама дышит. Видит око, да зуб неймет. Зубы-то порастеряли, а? ;)

Афраймович Ольга Эдуардовна
Опубликовано на сайте: ,  311 просмотров
Получить консультацию автора
Психолог, Телесный терапевт — г. Москва, г. Мытищи
Другие статьи автора:

Комментарии

Афраймович Ольга Эдуардовна писал(а):
Многие вещи встают на свои места, когда мы признаем сам факт эволюционного неравенства и его следствие — неизбежность разделения сознания людей
Афраймович Ольга Эдуардовна писал(а):
как я выношу общение с людьми, если уж им становится так скучно с ними всего-то после пары месяцев терапии. А никак. Я этого никак не выношу, да и выносить-то нечего
Почему-то напомнило читанное в далеком отрочестве:
— человечество будет разделено на две неравные части по неизвестному нам параметру, причем меньшая часть форсированно и навсегда обгонит большую, и это свершится волею и искусством сверхцивилизации, решительно человечеству чуждой.(Стругацкие, "Волны гасят ветер")
И смешанные чувства после прочтения. Вот они, людены (они же метагомы и мизиты - среди нас. И в тексте с абсолютной точностью продемонстрирована
Наиболее типичная модель отношения людена к человеку — это отношение многоопытного и очень занятого взрослого к симпатичному, но донельзя докучному малышу (с)
Правда, следом почему-то вспомнился монолог из старого фильма
Когда человек не такой, как вообще, потому один такой, а другой такой, и ум у него не для танцевания, а для устройства себя, для развязки свого существования, для сведения обхождения, и когда такой человек, ежели он вчёный, поднимется умом своим за тучи и там умом своим становится ещё выше Лаврской колокольни, и когда он студова глянет вниз, на людей, так они ему покажутся такие махонькие-махонькие, всё равно как мыши… пардон, как крисы… Потому что это же Человек! (Свирид Петрович Голохвастов, "За двумя зайцами")
Ну да что с нас, обычных людишек взять. Доживем уж потихоньку, Шариковыми. КудЫ нам в ПрофессорЫ Преображенские :-)))
№1 | 18 апреля 2017
Афраймович Ольга Эдуардовна писал(а):
«мама» — то есть лидер, взявший на себя ответственность за изменение коллективной ситуации в приступе вселенского сострадания
1. Как насчет принципа "не навязывать психологическую помощь"?
Афраймович Ольга Эдуардовна писал(а):
«Включенные» навсегда руки сами тянутся к телам страдальцев: сострадать, утешать, массировать, подпитывать, отогревать, баловать, пробуждать.
2. Вот вам, собственно, наглядная цена иллюзии, что "некоторые люди более равны".
Сами себя назначили "и.о."
Афраймович Ольга Эдуардовна писал(а):
понимающих
, а других
Афраймович Ольга Эдуардовна писал(а):
псом
, сами же и обнаружили, что вы - не больше, чем человек. А "остальные" - не меньше, чем человеки.
Ах, какая неожиданность. Кто бы мог подумать.
Афраймович Ольга Эдуардовна писал(а):
Ведь 7 лет партизанской работы — не такой уж долгий срок для осознавания
Да уж...
№2 | 18 апреля 2017
Ольга, да, все мы
№2 | Ольга писал(а):
не больше
Но ведь и
№2 | Ольга писал(а):
не меньше
А метагомы и мизиты, едва различающие копошение людишек под ногами из своей стратосферы... доводилось встречать. Холодно как-то с ними. И одновременно почему-то душно. Впрочем, наверное, это
Человеческое. Слишком человеческое (с)
Реплика в сторону: идея
Афраймович Ольга Эдуардовна писал(а):
эволюционного неравенства
вообще-то зелО не нова. Еще в позапрошлом веке был написан "Опыт о неравенстве человеческих рас" Артюра де Гобино. А уже в прошлом веке знаменитый философ утверждал, что человеческое общество состоит из людей разного качества - из меньшинства, представленного сильными личностями - "господами" и большинства, состоящего из людей духовно слабых, из "рабов". И живут эти люди по разным правилам: у "господ"- своя мораль, у "рабов" - своя. Правда, печальный финал жизни самого философа как-то отбивает желание следовать его доктрине.
№3 | 18 апреля 2017
№3 | wertgeim писал(а):
да, все мы
Ага, я для себя полагаю, что "все люди одинаково полезны"))), то есть где-то я буду в позиции "слабого, нуждающегося", а где-то "сильного, умеющего"... тому же "психологу", например, приходится обращаться за помощью в каких-то ситуациях, к врачам, юристам, полицейским... автослесарям, пилотам, поварам, парикмахерам. Которые могут не быть "понимающими" в психологическом смысле, но вполне могут быть для нее "незаменимыми мамами" в сфере своей компетенции. Например, как незаменим стилист для "публичного человека".
№3 | wertgeim писал(а):
идея
Афраймович Ольга Эдуардовна писал(а):
эволюционного неравенства
вообще-то зелО не нова.
И опять ага.
Я лично предпочитаю термин "неодинаковость". Что люди "неодинаковы" - аксиома, а что они "не равны" - теорема, имхо.
Кстати, доказательства "неравенства", как правило, исключают из "человека" "духовную" составляющую - то есть способность "осмысливать" реальность и "делать выбор". Из 3 уровней - "тело, душа, дух". Вот если оставить только биологическую "витальность". Ну, может, "поведение" в смысле "немедленное проявленное отреагирование". Тогда да))). А если учитывать все-таки в "человеке" уровень "дух". Тогда уже сомнительно))), поскольку физическая слабость и поведенческая "омеговость" могут вполне быть компенсированы "силой" духовной жизни. А если добавить включенность человека в те или иные системы, выходящие за пределы одного отдельно взятого человека?..
№3 | wertgeim писал(а):
Еще в позапрошлом веке был написан "Опыт о неравенстве человеческих рас" Артюра де Гобино.
Дык... философское обоснование экономических потребностей)))...
№3 | wertgeim писал(а):
И живут эти люди по разным правилам: у "господ"- своя мораль, у "рабов"» - своя.
И это - философское обоснование экономических потребностей)))... Имхо.
№4 | 18 апреля 2017
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
Войти через:ВконтактеFacebook
Авторы проекта: Владимир Никонов и Трефилов Дмитрий 8ec6a Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз