Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 29734 специалиста из 968 городов
Скрыть

Массовые психозы в Средневековье. Танцевальные эпидемии

От автора: Подготовлено по лит.: Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни
Источник публикации: сайт о познании феномена личности - ПатологиЯ http://patologia.su/load/13-1-0-30

Введение

Средневековье явилось временем упадка всех духовных и человеческих ценностей. Даже сакральные языческие ритуалы, которые ранее несли обычному обывателю идею учения или верования, теряли свою религиозную ценность, приобретая вид обрядов, заговоров, заклинаний. Ученые гибли на кострах от предрассудков, внушенных Церковью. Простые крестьяне и ремесленники превратились в скот для баронов и королей. Церковь давила последние ростки свободы и личной независимости при помощи догм и инквизиции. В это же время Европа погрузилась в войны (столетняя война Англии и Франции), за которые не могла внести плату. Но смерть решила силой взять свое по праву. В позднее Средневековье ситуация осложнилась возникшей эпидемией бубонной чумы, или как ее называли тогда «черной смерти». В 1346 году в Крыму от бубонной чумы погибло около 85 000 человек, оттуда она попала в Русь и Европу. В Европе распространению чумы способствовала антисанитария, царившая в городах. Канализации не было, и все отбросы сбрасывались прямо на узкие улицы, что служило идеальной средой для жизни крыс, которые и распространяли инфекцию. К 1352 году в Европе умерло 25 млн. человек, что составило треть всего ее населения. На Руси потери были не столь огромны. Некоторые же регионы, например Скандинавия, почти полностью обезлюдели. Поселение норвежцев в Гренландии вымерло до последнего человека.

Пандемия чумы явилась фактором, который окончательно разрушил психику средневекового человека. Чума представлялась божьей карой, ведь от нее не могли укрыться ни крестьяне и ремесленники, ни графы и бароны, ни короли и принцы. Началась массовая паника, восстания, бунты. Люди уже не искали спасения у священников и целителей, не надеялись на божью милость, а бежали прочь из городов и поселений, бросали поля и ремесленные цеха, обрекая самих же себя на голодную смерть зимой.

Именно в этот момент проблема подавления индивидуальности в человеке трансформировалась в проблему деформации коллективного сознания. Начался массовый психоз. Наверно, следующие факты кому-то покажутся невероятными, скорее подходящими для триллера или фильма ужасов, но в той трудной ситуации, в которой оказались люди Средневековья, это было возможным и вполне реальным.

Две июльские пляски в Страсбурге

Ужасающе обернулось празднование дня Святого Вита для жителей французкого города Страсбурга. Как и требовал обычай, горожане устроили пир, несмотря на эпидемию чумы, свирепствующую в округе. В Европе существовало поверье, согласно которому можно было обрести здоровье, танцуя перед статуей святого Вита в день его именин. Для некоторых эти танцы стали настоящей манией, и впоследствии обычные пляски стали путать с хореей – нервным заболеванием, которое иначе называли «пляской Святого Вита». Это нервное расстройство характеризуется преимущественно беспокойством мышц конечностей, туловища и головы, вследствие которого в них происходит множество непроизвольных сокращений; они чрезвычайно разнообразны и происходят не беспрерывно, а в различные промежутки, как при полном покое больного, так и при совершении им произвольных движений.

14 июля 1418 г. «За восемь дней до праздника Марии Магдалины (14 июля) неистовая пляска показалась впервые у одной женщины. Магистрат отправил ее в часовню св. Витта в Цаберн, где она и успокоилась. Но в течение следующих четырех дней заболело еще тридцать четыре мужчины и женщины. Магистрат запретил бить в барабаны и трубить. Все заболевшие также были отведены к св. Витту. Но, несмотря на эти меры, число их в несколько дней увеличилось до двухсот. Вновь заболевших в свою очередь отправили отдельными партиями в часовню св. Витта в Цаберн и Ротенштейн, иных пешком, а иных в экипажах, чтобы там подействовать на них молитвами и другими священными обрядами».

Через сто лет, 14 июля 1518 г., в Страсбурге во Франции женщина по имени фрау Троффеа вышла на улицу и принялась выделывать танцевальные па, что продолжалось несколько дней. К концу первой недели к ней присоединились 34 местных жителя. Затем толпа танцующих разрослась до 400 участников.

Этот исторический эпизод получил название «танцевальная чума» или «эпидемия 1518 года», хотя в реальности случаи возникновения хореи возникали гораздо чаще, но до нас дошли только эти сообщения. Это говорит о том, что часто люди не выносили нервного напряжения и начинали непроизвольно дергаться. Заражая других, своей паникой. Стоит отметить, что реальных доказательств этим событиям нет. Однако, знакомясь с описанием этих эпидемий, нетрудно убедиться, что в их распространении играло роль взаимовнушение.

Эпидемии на кладбище Сен-Медор

Пугающие события в Страсбурге привели к возникновению подобного же рода эпидемий в Париже. Причиной их послужило то, что некая Жанна, излечилась на могиле дьякона Пари, некогда прославившегося своим аскетическим образом жизни, от истерической контрактуры в припадке судорог. ЛуиФигье, французский литератор и естествоиспытатель, пишет по этому поводу:

«Со всех частей города сбегались на Сен-Медарское кладбище, чтобы принять участие в кривляниях и подергиваниях. Здоровые и больные, все уверяли, что конвульсионируют, и конвульсионировали по-своему. Это был всемирный танец настоящая тарантелла.

Вся площадь Сен-Медарского кладбища и соседних улиц была занята массой девушек, женщин, больных всех возрастов, конвульсионирующих как бы вперегонки друг с другом. Здесь мужчины бьются об землю, как настоящие эпилептики, в то время как другие немного дальше глотают камешки, кусочки стекла и даже горящие угли; там женщины ходят на голове с той степенью странности или цинизма, которая вообще совместима с такого рода упражнениями. В другом месте женщины, растянувшись во весь рост, приглашают зрителей ударять их по животу и бывают довольны только тогда, когда 10 или 12 мужчин обрушиваются на них зараз всей своей тяжестью.

Люди корчатся, кривляются и двигаются на тысячу различных ладов. Есть впрочем и более заученные конвульсии, напоминающие пантомимы и позы, в которых изображаются какие-нибудь религиозные мистерии, особенно же часто сцены из страданий Спасителя.

Среди всего этого нестройного шабаша слышатся только стон, пение, рев, свист, декламация, пророчество и мяуканье. Но преобладающую роль в этой эпидемии конвульсионеров играют танцы. Хором управляет духовное лицо, аббат Бешерон, который, чтоб быть на виду у всех, стоит на могиле. Здесь он совершает ежедневно с искусством, не выдерживающим соперничества, свое любимое "па", знаменитый скачек карпа (saute de Carpe), постоянно приводящий зрителей в восторг.

Такие вакханалии погубили все дело. Король, получая ежедневно от духовенства самые дурные отзывы о происходившем в Сен-Медаре, приказал полицейскому лейтенанту Геро закрыть кладбище. Однако эта мера не прекратила безумных неистовств со стороны конвульсионеров. Так как было запрещено конвульсионировать публично, то припадки янсинистов стали происходить в частных домах и зло от того еще более усилилось. Сен-Медарское кладбище концентрировало в себе заразу; закрытие же его послужило для распространения ее.

Всюду на дворах, под воротами можно было слышать или видеть, как терзается какой-нибудь несчастный; его вид действовал заразительно на присутствующих и побуждал их к подражанию. Зло приняло такие значительные размеры, что королем был издан такой указ, по которому всякий конвульсионирующий предавался суду, специально учрежденному при арсенале, и приговаривался к тюремному заключению. После этого конвульсионеры стали только искуснее скрываться, но не вывелись».

Тарантизм

Итальянский народный танец тарантелла считался единственным средством излечения «тарантизма» – безумия, вызываемого, как полагали, укусом тарантула (название паука, так же как и танца, производят от названия южноитальянского города Таранто). В связи с этим в 16 веке по Италии странствовали специальные оркестры, под игру которых танцевали больные тарантизмом. Эта мания тарантеллы распространилась с необычайной быстротой по всей Италии и, вследствие поглощения ею огромного количества жертв, сделалась в полном смысле слова социальной язвой Италии.

Познакомившись с этими своеобразными общественными явлениями, невозможно сомневаться в том, что эпидемии конвульсионирующих развивались благодаря взаимовнушению на почве религиозного мистицизма и тяжелых суеверий.

Нейропсихолог - г. Курск
Опубликовано: , 2597 просмотров
Подписаться
Подписаться
Поделиться10СохранитьЕщё...
Комментарии
Написать комментарий
Авторы проекта: Владимир Никонов и Трефилов Дмитрий d3b61 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз