Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 28575 специалистов из 951 городa
Скрыть

Определение стиля материнства в терапии бесплодия

От автора: Одной из задач терапии бесплодия является выяснение сформированного уже в процессе индивидуального развития и взаимодействия с собственной матерью стиля материнства. В современном мире уровень тревожности у женщин значительно вырос, а ощущение безопасности нарушено. Как следствие, инстинкт продолжения рода подавляется инстинктом самосохранения. И даже в том случае, когда беременность таки наступает, то зашкаливающая тревожность порождает вероятность невынашивания беременности, представляет угрозу её естественному течению, а позже и процессу родов. В этой статье речь пойдёт только о тревожном стиле материнства и его последующем влиянии на развитие личности ребенка.

В самом начале жизни новорожденный малыш находится в слиянии со своей матерью и видит мир её глазами, воспринимает всё происходящее через проживаемые ею чувства. Какие же существуют способы осознания того, что же будет транслировать мать своему ребенку в будущем? К какому миру его присоединит? Практически каждой своей клиентке, которая хочет понять психологические причины бесплодия, я показываю картину Рафаэля «Сикстинская мадонна» и задаю ей такой вопрос: «Что делает эта женщина?» – «Она показывает его миру! Она гордится малышом! Мать боится отпускать в этот небезопасный мир своего ребенка!» Ответы могут быть совершенно разными. Но каждая женщина проецирует на картину свои личные мотивы, свой собственный стиль материнства.

Можно обозначить как минимум три варианта отношений с миром, три уровня восприятия женщиной происходящего вокруг. Уровень первый – тревожный. Когда мать убеждена, что жизнь разделена на чёрное и белое, что есть в ней нечто хорошее и нечто отвратительно ужасное. «Если бьёт дрянной драчун слабого мальчишку, я такого не хочу даже вставить в книжку!», – писал Владимир Маяковский в стихотворении «Что такое хорошо и что такое плохо». Моё поколение воспитывалось именно на таких стихах: «Если ты порвал подряд книжицу и мячик, октябрята говорят: плоховатый мальчик!» А с чего бы ему быть плоховатым? Вероятно, есть на то какие-то причины?

Из такого восприятия мира и собственной нарушенной безопасности, мать будет стремиться оградить ребенка от всего «плохого и разрушающего». Если бы Рафаэль нарисовал тревожную Мадонну, то её объятия были бы сомкнутыми, а взгляд испуганным. «Внешний мир полон опасностей! В нём живут страшные и корыстные люди! Только рядом со мной тебе ничего не угрожает», – говорила мачеха в сказке Рапунцель. На мой взгляд, вполне терапевтическая сказка: про отделение детей от родителей и так называемую сепарацию.

Когда она – сепарация – однажды-таки наступает, и родительские объятия всё же размыкаются, ребенок оказывается совершенно не готовым взаимодействовать с современным миром. Как выразилась одна мамочка: «Подросшее чадо оказывается в трусах на Северном полюсе». Более того, ему там не только холодно, но ещё и очень больно от каждого столкновения с айсбергами жизни. В этом случае существуют предпосылки формирования убеждения «Я – хороший, мир – плохой!», позиции жертвенности и верования в несправедливость происходящего.

Как следствие всего этого человек становится созависимым, то есть социально-зависимым. Его ощущение счастья и эмоциональные состояния будут напрямую зависеть от действий других людей. А самое коварное в созависимости, на мой взгляд, это индульгенция своим слабостям: на фоне всех «плохих» людей я выгляжу достаточно респектабельно. Я – правильный и почти идеальный!

Предполагаю, что по закону диалектики можно ожидать и прямо противоположного развития событий. При многократном столкновении с мощными айсбергами жизни и осколками событий, человек может прийти к выводу: «Другие люди – такие сильные и могущественные, а я – такой слабый и ничтожный», и уверовать, что «мир – хороший, а я – плохой!». А последствия всего этого ещё более печальны.

Второй уровень восприятия мира – уровень взаимодействия противоположностей. Когда родители показывают ребёнку, что жизнь есть ничто иное как взаимодействие чёрного и белого, Инь и Ян, «хорошего и плохого», добра и зла. Нельзя отделить одно от другого, Свет и Тень нуждаются друг в друге, они являются частями одного целого. Без света не было бы тьмы, а без тьмы – света.

«Посмотри, это мир! В нём много разных людей. Они могут быть смешными, а могут быть строгими. Иногда они злятся, а иногда радуются. Они совершают ошибки и подвиги, причиняют боль и помогают в беде. Они могут обижаться, а могут прощать. Я научу тебя общаться и сотрудничать с ними. А если тебе будет нужно, то поддержу в трудную минуту. Ты иди в этот мир и помни, что всегда можешь вернуться в родительский дом, но лишь с тем, чтобы наполниться и пойти дальше».

С такими напутственными фразами у человека появляется шанс прийти на третий уровень восприятия – уровень зеркального отражения: «Мир таков – каков есть Я! Я смотрю на него сквозь свою призму, сквозь свой личный цветной калейдоскоп. Изменяя себя, я изменяю мир! А жизнь есть то, что я о ней думаю!» Когда я задаю проективные вопросы своим клиенткам, то воспринимаю их ответы как рассказы о самих себе. Что значит проективные? Это как в случае предлагаемой картиной Сикстинской мадонны. Я спрашиваю якобы про женщину, а клиентка говорит о себе, отражая свой личный взгляд.

Соломон Моисеевич Стам – историк искусства – писал: «в глазах Сикстинской мадонны застыли непосредственная открытость и доверчивость, горячая любовь и нежность и вместе с тем настороженность и тревога, нерешительность и в то же время готовность отдать сына...» Но кто-то из женщин замечает первой тревогу и не видит открытость и любовь, а кому-то видится первой нежность и доверчивость и не видится настороженность. «Она гордится им! Она показывает его миру!» Нет. Она не гордится. Она ему показывает мир.

При выявленном тревожном стиле материнства задачи терапии будут направлены на снижение уровня тревожности и повышении адаптивности женщины к постоянно меняющемуся миру. Впрочем, это также одна из задач любого перинатального специалиста в подготовке беременной женщины к родам: снижение высокой тревожности и накопление жизненных ресурсов. Глубокая психотерапия беременным женщинам не назначается потому, как есть более важные задачи на тот период – создать благоприятные условия, выносить и родить – подготовить себя к родам, в которых можно было бы расслабиться, раскрыться и отпустить ребенка в мир!

Определение стиля материнства в терапии бесплодия

Психолог - г. Орлеан (Франция)
Опубликовано: , 85 просмотров
К автору уже обратились 8 человек с сайта
Подписаться40
Подписаться40
ПоделитьсяСохранитьЕщё...

Комментарии

Татьяна Ильина
Психолог - г. Благовещенск
Ирина, спасибо за статью! Ваше отношение к миру и всем его сторонам, тёмным и светлым, вызывает у меня теплые чувства.
Молчанова Ирина Андреевна писал(а):
В современном мире уровень тревожности у женщин значительно вырос, а ощущение безопасности нарушено. Как следствие, инстинкт продолжения рода подавляется инстинктом самосохранения.
Про это мне хочется узнать подробнее, если будете писать - с радостью прочту!
№1 | 21 января 2019
Молчанова Ирина Андреевна
Психолог - г. Орлеан (Франция)
Татьяна Ильина, я планирую сейчас больше уделять внимания описанию опыта терапии бесплодия. Да и в работе с клиентами сосредоточилась только на двух запросах: восстановление инстинкта продолжения рода и гармонизация отношений с партнером. Так что буду писать на эти две темы. Благодарю за Ваш интерес!
№2 | 21 января 2019
Написать комментарий
Авторы проекта: Трефилов Дмитрий и Владимир Никонов d7225 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз