Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 29771 специалист из 970 городов
Скрыть

Ребенок в родительской постели

От автора: Когда тревожная мать( родитель) не позволяет ребенку отделиться, удерживает его рядом с собой, сюсюкается, разрешает ему спать в одной постели, она тормозит проявление детской агрессии. Ребенок не сможет разобраться с собственной агрессией, та остается заперта в теле и прорывается через симптомы : чрез энурез, через заикание, через боязливость

По запросам подписчиков:

Когда вынимать ребенка из родительской постели? Энурез, заикание, тревожность ребенка-- при чем они тут?

Ребенок должен иметь свою постель с первых дней. Сначала это колыбель. Идеально, если в своей отдельной комнате. Это, к сожалению, не экономический вопрос, а скорее, вопрос нормальности условий для психического развития и автономности ребенка.

Спит ли мать с ребенком в одной комнате в самые первые его дни и месяцы или нет -- это вопрос достатка семьи, устройства квартиры, тревожности самой матери, состояния семейной пары и состояния самого ребенка. Ребенок, который спит, может и имеет право спать на своей собственной территории: и в отдельной колыбели и в отдельной комнате. Одновременно младенец должен иметь право на мать и на контакт с материнским телом, на материнское внимание стопроцентно, пока он сам не отделится от нее в силу своего развития..

Если ребенок не хочет спать без родителей (без матери) в возрасте после 8 месяцев, это уже показатель его или материнской тревожности. В том числе, кроме других причин, которых могут быть десятки.

В норме к двум годам ребенок должен захотеть и иметь возможность отбежать, отделиться, сепарироваться от матери-- занять самостоятельную комнату, постель, иметь свою территорию.

Он уже явно проявляет исследовательское поведение: ему интересны углы, плинтусы, зашкафные и задиванные пространства, он разбирает предметы, смотрит, что внутри.

Он с большим интересом может (и должен в норме) затевать знакомства со сверстниками, хотеть ходить в детский сад или на площадку. Ребенок готов к детскому саду не по показателям возраста, а по индивидуальной готовности ребенка.

Эти показатели описываются процессом сепарации и индивидуации ( см Маргарет Малер).

В норме ребенок к 3 годам не боится спать отдельно от матери и даже в отдельной комнате. Ему предстоит период преодоления страхов именно в этом возрасте, хотя этот процесс может затянуться не несколько лет. Ребенок, которому приснился страшный сон, который боится темноты, закрытого шкафа, тени от фонаря--нормальный ребенок, особенно в три года.

Но если ребенок спит с матерью или спит в родительской кровати после трех лет, это вызывает трудности в процессе сепарации, и происходит скорее всего по причине высокой тревожности и самого ребенка и матери.

Тревожность матери провоцирует и вызывает тревожность ребенка, а нервный тик, заикание, кошмары, энурез- показатели этой тревожности, которые в детском возрасте чаще всего видны и отыгрываются ребенком именно на теле и в тело.

“...мать и ребенок создают модель...которая вызывает обеспокоенное поведение у матери, ведущее в свою очередь к обострению страхов ребенка, которые усугубляют обеспокоенность матери и т д” (Salvador Minuchin)

Если ребенку 5 лет или больше, у него ест признаки тревожности, то желательно разрешить (вылечить) тревожность ребенка в детстве, а не залакировать симптоматику фармацевтически. Ребенка можно научить правильно говорить и побороть заикание/запинание, но тревожность логопедом не вылечивается.

Тревожность можно понизить препаратами: тормозящие функции нервной системы перегружены , что проявляется на нервном тике,-- это можно «успокоить». Можно успокоить активизирующие свойства нервной системы и сделать ребенка менее активным.

Но к сожалению, моя практика показывает, что взрослые люди приходят к психологу со теми симптомами, которые у них проявлялись в детстве: нервный тик, психосоматический цистит в итоге энуреза, аноргазмия в итоге тревожности, фобические расстройства в итоге детских страхов, аутоагрессия в самых разных формах в итоге сдвг. У большинства взрослых клиентов имеющиеся симптомы стартовали в детстве. При имеющемся в детстве фарм-лечении, не будучи пролеченными психотерапевтически, симптомы достаются им во взрослое наследство.

Можно ли вылечить ребенка спортом? Чрезмерно активного ребенка отдать на футбол? А девочку в легкоатлетическую секцию или на балет/танцы/хор? Часть проблемы будет решена - отыгрывание во вне лишней энергии. Но энергия не бывает лишней. Она бывает творческой или превращается в агрессию.

Агрессия взрослого человека, направленная на себя- это алкоголизм, наркомания, травматическое поведение (частые аварии) у мужчин; анорексия, диетирование, выборочное ограничительное питание, абортирование плода у женщин. Одинокая женщина/мужчина, живущий в родительской семье – пример незавершенной сепарации.

Зависимый клиент с наркоманий/алкоголизмом/ компульсивным перееданием/ фобиями- это незавершенная и вообще не пройденная сепарация.

Агрессию важно прожить в детском возрасте, когда первым агрессивным поведением ребенка будет отделение его от матери, сепарация.

Когда тревожная мать( родитель) не позволяет ребенку отделиться, удерживает его рядом с собой, сюсюкается, разрешает ему спать в одной постели, она тормозит проявление детской агрессии. Ребенок не сможет разобраться с собственной агрессией, та остается заперта в теле и прорывается через симптомы : чрез энурез, через заикание, через боязливость.

Мать не единственный фактор тревожности. Если в семье между родителями споры, конфликты,непонимание. Ребенок улавливание “нелюбовь” без слов, он ощущает себя в самой сердцевине конфликта и очень вероятно возьмет вину на себя. Помните кинофильм “Нелюбовь”?

Чем раньше у ребенка появится своя комната, тем легче состоится процесс отделения ребенка на свою территорию. Вопрос наличия отдельной кроватки у младенца даже не обсуждается, она должна быть у малыша с первого его дня.

Как переселить уже бегающего ребенка на отдельную кроватку, если процесс подзатянулся на несколько лет? Через игру: выбрать, купить вместе, собрать вместе, торжественно поставить в комнате новую кроватку и сказать малышу: это твое пространство, это твоя территория, на него никто не имеет право. И ребенок сам начнет покорять мир, но сначала свою новую кроватку.

Как конкретно проблема индивидуального пространства, тревожности и энуреза связана, очень хорошо продемонстрировано в клинических случаях ,описанных Франсуазой Дольто, авторитетным педиатром и детским психоаналитиком в книге «Психоанализ и педиатрия» (опубликовано в «Московском Психотерапевтическом журнале» за 2008 , N2.)

Родители девочки 3,5 лет обратились  с жалобами по состоянию ребенка: энурез, ночные страхи, анорексия, потеря веса , но: температура нормальная. Врач отправил родителей к детскому психологу  с подозрением на психосоматику. Несмотря на обычность симптоматики в таком возрасте у детей, налицо были регрессивные признаки: девочка достигла большего в своем развитии, а сейчас явно откатилась назад. Первым вопросом психоаналитика был : где спит девочка? Оказалось, что девочка не имеет своей постели и спит в постели родителей, но как раз до незадолго до проявления симптоматики родители начали между собой разговаривать о том, что хорошо бы отложить девочку в свою собственную кровать и даже купили ей диван, который поставили в соседней комнате.

Регресс девочки был связан с фактом  отселения ее из привычного места ее сна. 

« Нужно помочь девочке пережить то, чего она так боится: необходи􏰀мость отделения от родителей и то, что с ней теперь будут обращаться, как с большой.

Я объяснила Жозетте, что она хочет остаться совсем маленьким ре􏰀 бенком, который не расстается с мамой. Может быть, она считает, что ее стали меньше любить и что папа хочет избавиться от нее? Малышка слушала очень внимательно и тихо плакала.»

«Через четыре дня мать снова пришла и сообщила, что ребенок стал более спокойным. Спит без снотворного, сон чуткий, но без кошма􏰀 ров, первые две ночи еще был энурез, но девочку не ругали. После это􏰀 го ночное недержание прекратилось, вернулся аппетит и веселое на􏰀 строение. (Тревога прошла, и ребенок вновь приобрел свой обычный аффективный уровень.)

Мать спрашивала о многом. Я предложила ей переселить ребенка в другую комнату, а затем объяснила все Жозетте, и та согласилась. Я по􏰀рекомендовала отцу заходить вечером к девочке, чтобы ее поцеловать перед сном. И добавила, что ни под каким предлогом нельзя возвра􏰀щать ребенка в комнату родителей.»

Второй подобный случай с Клодиной в возрасте 6,5 лет также включал анорексию и энурез, а  также сильную тревожность, потребовал более длительного психоаналитического лечения. В разговоре с ребенком, основанном на методе свободных асоциаций, психоаналитик отметила интерес девочки к крану в кабинете и продолжила разговор про краники в кабинете, дома, про краники у мальчиков и мужчин и об отсутствующих краников у девочек и женщин. Тревога девочки была более взрослого уровня: «Симптомы Клодин я проинтерпретировала как отказ допустить от􏰀 сутствие пениса. Она хотела остаться маленькой, и бессознательно шан􏰀 тажировала окружающих. Императивные мочеиспускания обезоружи􏰀 вали мать и служили местью школе за фаллическую мать. Эта агрессия неизбежно приводила к инфантилизации: потребности получать еду из рук матери, вызывать у нее жалость»

Психоанализ девочки был основан на рисунках и свободных интерпретациях этих рисунков.

«Желание иметь пенис выражалось в стремлении узнать о кране в кабинете доктора (в больнице). На следующем занятии она отказалась от больших «машин», оставаясь около парохода, а потом, перечеркнув рисунок, отреклась от всех этих фантазмов. Наконец, изобразив сумку между собой и отцом, Клодина обнаруживает интуитивное понятие вагины.

Она достигает возраста, когда при нормальном аффективном пове􏰀 дении возникает эдипов комплекс, – уже без симптомов.»

Выздоровление детей из клинических примеров было абсолютным, произошло без вмешательства каких-либо медикаментов и заняло от нескольких до десятка сессий.

Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
Опубликовано: , 369 просмотров
Подписаться84
Подписаться84
Поделиться6СохранитьЕщё...

Комментарии

Куликова Марина Геннадиевна писал(а):
Если ребенок не хочет спать без родителей (без матери), это показатель его или материнской тревожности.
Это показатель формирования нормальной привязанности...
№1 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
konvik, не соглашусь. В каком возрасте? До совершеннолетия?
№2 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна,
Это Ваша фраза:
Куликова Марина Геннадиевна писал(а):
Ребенок должен иметь свою постель с первых дней. Сначала это колыбель.
Я о раннем, довербальном периоде в первую очередь. Совместный сон- это нормально и даже хорошо для формирования чувства базовой безопасности.
№3 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
konvik, должен иметь- у него должно быть свое пространство.
№4 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна, Но в этом возрасте его пространство - это тело матери...
№5 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
konvik, но это не исключает у него отдельной постели.
№6 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
konvik, Прекрасно, но в 5 лет это слегка поздно.
№7 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна писал(а):
Первостепенным акцентом являются границы ребенка и право на пространство в семье.
Я могу ошибаться, но мне кажется, что у многих специалистов, в том числе и на этом сайте, одна и та же проблема - они ничего не слышали о Теории Привязанности. И это очень грусно.
№8 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
konvik, Прекрасно о ней знаю. И уважаю Дж. Боулби, Мэри Эйнсворт, и даже использую это в своей работе. Имею на столе постоянно труд Карла Хайнц Бриша. Благодарю!
№9 | 31 января 2019
Журавлева Галина Вячеславовна
Психолог, Семейный психолог - г. Калуга
Я знаю одного ребёнка, который с мамой спал до 14 лет.(( Потом очень яростно показывал свою «самостоятельность». Спасибо за тему! Возьму в закладки.
№10 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
Журавлева Галина,Увы!
№11 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
konvik, Отчего же, у меня даже статьи и ролики по этой теме имеются : рпп и теория привязанности. Посмотрите, если изволите.
№12 | 31 января 2019
№9 | Куликова Марина Геннадиевна писал(а):
Имею на столе постоянно труд Карла Хайнц Гриша
Я тоже...
Цитата из него:

Детей, которые с рождения хотели бы спать в отдельной комнате, в принципе не бывает. Мы не видим появления таких детей даже в процессе культурной эволюции. Исследования показали, что случаи внезапной смерти младенцев намного более распространены среди тех, кто спит в своей комнате, вдали от родителей. В каменном веке класть ребенка отдельно было просто опасно, в особенности ночью, потому что он мог подвергнуться нападению хищных зверей. Возможно, поэтому практика совместного сна, когда грудные младенцы и дети постарше находятся в том же помещении или в непосредственной близости от взрослых, сложилась веками. В большинстве культур по всему миру эта традиция сохранилась до наших дней. Только в западной культуре, а также в некоторых странах, испытывающих сильное влияние западной цивилизации, утвердилась точка зрения, согласно которой грудной ребенок должен спать один — по возможности в собственной кроватке и в отдельной комнате. В некоторых семьях каждому из детей выделяются собственная комната и собственная кровать. Для представителей других культур, к примеру в Южной Америке или в Азии, такое отношение к ночному сну ребенка было бы неприемлемым. Так, в Индонезии, например, посчитали бы, что оставить ребенка ночью совсем одного в своей кроватке в отдельной комнате — это скорее одна из форм халатного отношения к детям.

Если дети еще слишком малы, чтобы самостоятельно покинуть свою постель, то, проснувшись, к примеру, из-за плохого сна, они часто плачут, стоя в своей детской кроватке и протягивая ручки через решетку, ожидая, что эмоционально близкий человек — мать или отец — возьмет их на руки. Они хватаются за родителей и надеются, что те возьмут их с собой, чтобы спать вместе. Когда малыша ночью преследуют страшные сновидения со злыми духами и чудовищами, то место рядом с родителями, безусловно, будет казаться ему самым надежным и безопасным. В Германии маленькие дети, испугавшиеся ночью, тоже не останутся в своих кроватках, если они уже могут самостоятельно оттуда вылезти. Когда ребенок просыпается ночью один и пугается в темноте, у него активируется потребность в привязанности, то есть ему необходимо оказаться рядом с эмоционально близким человеком. Заспанные и спросонья нетвердо держащиеся на ногах, дети бредут к своим родителям, укладываются между ними и ищут телесного контакта. Всем родителям знакома ситуация, когда ребенок прижимается к ним и почти сразу же снова крепко засыпает, поскольку телесный контакт с эмоционально близким человеком дарит ему ощущение защищенности, в результате чего его потребность в привязанности быстро удовлетворяется.

К сожалению, молодым родителям до сих пор иногда советуют оставлять ребенка одного в его кроватке в детской комнате, игнорируя его плач и крики, до тех пор пока он не устанет и не заснет. Говорят, что нужно только потерпеть несколько дней, и тогда в детской вечерами будет царить тишина.
№13 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
Не спорю: до 2 лет, это нормально. Но ребенок в примере все же имеет свою кровать. Хотя бы, чтобы путешествовать из нее в родительскую. Но задержка в способности спать одному в своей постели указывает мне на тревожность, особенно в возрасте 5 лет. При том, что ребенок продолжает спать с родителями, у него остается заикание, энурез, страхи. Общая постель не избавляем ребенка от тревожности, скорее подчеркивает его тревожность. Порекомендуете родителям продолжать спать в одной постели с ребенком вместе до каких примерном лет? Энурез и заикание при этом не лечится через совместный сон...
№14 | 31 января 2019
Марина Геннадьевна, ни я ни доктор Бриш не утверждаем, что совместный сон это лекарство от энуреза и заикания...Но и я и доктор Бриш считаем, что совместный сон не является фактором, повышающим общую тревожность, а скорее способом ее снижения в процессе формирования Я-объекта, который- процесс - завершаться должен самим ребенком при поддержке родителя по мере приобретения ребенком чувства безопасности в отделенном от родителя состоянии , а не принудительно взрослыми, опасающимися за будущую сепарацию... Корни тревожности искать в совместном сне так же неверно, как и ставить сепарацию в качестве цели родительства... Сепарация - это не задача родителя, а задача ребенка, решаемая при поддержке родителя, и проявляющаяся, в случае сформированной нормальной привязанности, в трансформации последней и ее переходе на новый уровень, а не в разрыве связи со значимым взрослым. А задача родителя - формирование надежной привязанности. Иначе это телега впереди лошади...
№15 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
И уж простите мне мое занудство: спать с родителями в одной постели и формировать надежную привязанность- не одно и то же. Залог формирования надежной привязанности: способность матери отвечать эмоционально и обеспечить ребенку удовлетворение базовых потребностей. В том числе в эмоциональной связи, ну и конечно в телесном контакте. Но сон и круглосуточный контакт с матерью- перебор. Просто наблюдала в своей практике матерей с булимией и привязанных к ним в платке их детей. Нарушение границ как бессознательно передающееся сообщение, наблюдающееся уже в 2 поколениях .
№16 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
Глубокоуважаемый, не знаю как к Вам обратиться!konvik, Я не могу далее с Вами вести полноценную дискуссию, так как она анонимна с вашей стороны. Кроме того, могу отметить ваше с доктором Бришем симбиотическое единство в глаголах считаем и утверждаем. Уж простите мне мой сарказм. Я готова принимать критику от живых людей с понятными границами их личности, то есть хотя бы с именем и фото.
№17 | 31 января 2019
№17 | Куликова Марина Геннадиевна писал(а):
отметить ваше с доктором Бришем симбиотическое единство в глаголах считаем и утверждаем.
Простите и Вы мне мой...))) в форме симбиотического единства)))
№18 | 31 января 2019
№16 | Куликова Марина Геннадиевна писал(а):
Просто наблюдала в своей практике матерей с булимией и привязанных к ним в платке их детей
В таком случае почему Вы атакуете совместный сон, а не конкретно это явление? Как совместный сон связан с этим? Ваше право не отвечать, конечно...
№19 | 31 января 2019
Шешукова Анастасия Анатольевна
Психолог, Психоаналитик - г. Москва
Здорово. Спасибо!
Читая дискуссию выше, хочется добавить, что в статье, насколько я вижу, нет запрета на возможный отдых или сон с родителями.
Подчеркнуто лишь то, что ребенок должен иметь свое пространство - хотя бы кровать.
№20 | 31 января 2019
Куликова Марина Геннадиевна
Психолог, Психоаналитик Групп-аналитик - г. Москва
Шешукова Анастасия, Да, и не только: важно вводить понимание границ ребенку: у него есть своя территория, но также есть своя территория у родителей- это их постель. Отношения, страдающие безграничностью выливаются в зависимость-созависимость позже, но не только. Социопатия(психопатия)
начинается с ощущения того, что границ нет, и нет попытки или возможности их выдерживать.
Первично понимание о границах прививается матерью и через ощущения в теле : это я - это не я. Если слитность ребенка с матерью остается нетронутой, ему не из чего обнаружить, где не я.
№21 | 1 февраля 2019
Шешукова Анастасия Анатольевна
Психолог, Психоаналитик - г. Москва
Куликова Марина Геннадиевна, благодарю. Очень ценные выводы. Все это позволяет взглянуть на привычные темы (зависимость, созависимость, личные границы) намного глубже, с истоков.
Примеры по жизни подтверждают эти выводы: тревожные мамы не ставят себе такой задачи - помогать ребенку нащупать границы, обеспечивая полную неразделимость с собой.
№22 | 1 февраля 2019
Очень чувствительная тема для родителей маленьких детей. Желание мамы выспаться порой побуждает ее использовать совместной сон, когда ребенок протестует против раздельного сна. И когда вокруг идут на это "запреты", мама боясь последствий успокаивает себя теорией "зависимости". В совместном сне не вижу ничего плохого, при адекватном поведении мамы уход ребенка в свою комнату и свою кровать проходит своевременно и безболезненно. И необязательно это именно 2 года. Плюс минус. К школе точно совместный сон вызывают сомнения. Но и то прибежать под утро к маме под бочок доспать, при отсутствии иных настораживающих факторов, не должно вызывать тревогу. Спасибо за актуальную статью! В принципе такая тема всегда актуальна))))
№23 | 1 февраля 2019
Написать комментарий
Авторы проекта: Трефилов Дмитрий и Владимир Никонов fc4ee Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз