Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 29775 специалистов из 970 городов
Скрыть

Ретравматизация в психотерапии #Записки_психотравматолога

Люди с травмой привязанности привыкли думать, что причина всех проблем – они сами. Поэтому, попадая в ситуацию эмоционального, а иногда и физического насилия, в произошедшем они начинают винить себя. «Это я плохой, я не так сказал и не так сделал. А с другим все в порядке». Если обстановка насилия была привычной средой для человека в детстве, он теряет способность распознавать людей, склонных к нарушению границ. Более того, такие люди кажутся ему «своими». В этом смысле диплом психолога также не является гарантией эмоциональной безопасности для клиентов.

Если в общении с психотерапевтом вы почувствовали себя плохим человеком, при этом ваш терапевт поддерживает этот взгляд и указывает вам на ваши «дефекты», ваши контакты с ним не имеют ничего общего с терапией. С большой вероятностью этот контакт воспроизведет обстоятельства вашей травмы и усилит расщепление психики, и без того создающее пробелы в адаптации к обычной жизни. Я сама в начале своего пути проходила терапию у таких «психотерапевтов». После их тренингов мне хотелось плакать, меня накрывала депрессия, я чувствовала себя недостойной любви и принятия. Какие-то части внутри нас, привыкшие к постоянному эмоциональному насилию, выбирают таких людей, считая их знакомыми, своими, привычными. Так же как и в прошлом, эти части хотят получить любовь от тех, кто любить и принимать не способен. Я не случайно пишу «любить и принимать». Любовь начинается с принятия. Если вы не чувствуете себя принятым, вы никогда не почувствуете себя любимым.

Отношения с терапевтом должны быть безопасными. В других условиях психотерапия просто не возможна, так как психологические защиты не позволят прикоснуться к травмированным частям психики и исцелить их. В условиях групповой терапии также важно ощущение безопасности и поддержки от ведущего группы. На здоровых психотерапевтических группах не бывает любимчиков и изгоев, так же как там нет места обостренной конкуренции участников за внимание терапевта.

Поскольку задача травмированных частей психики - завершить травматический опыт позитивным финалом, травматик неоднократно воспроизводит в своей жизни обстоятельства травмы. Но так как эти части ставят нереалистичные цели (например, добиться любви от того, кто любить не способен), то каждый раз они не достигаются.

Разорвать этот порочный круг возможно, пройдя психотерапию травмы. В этом случае вы научитесь самостоятельно давать своим травмированным частям то, что им необходимо и выбирать безопасные отношения. Сейчас, после прохождения такой терапии, когда я понимаю что попала в токсичную среду, что мои границы разрушают, я умею сказать себе «Беги!». Я имею право выбирать безопасные отношения.

Напоминаю, что я специализируюсь на терапии травмы привязанности методом работы с диссоциированными частями. На консультацию можно записаться по телефону 89628250495.

Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Опубликовано: , 437 просмотров
Подписаться17
Подписаться17
ПоделитьсяСохранитьЕщё...

Комментарии

Цыганова Ирина Владимировна
Психолог, Семейный терапевт - г. Новосибирск
Спасибо, согласна.
№1 | 2 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Сейчас, после прохождения такой терапии, когда я понимаю что попала в токсичную среду, что мои границы разрушают, я умею сказать себе «Беги!». Я имею право выбирать безопасные отношения.
Спасибо большое за полезную во многом статью!
№2 | 2 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Старостина Людмила Васильевна, пожалуйста!
№3 | 2 февраля 2019
Скибская Наталья Петровна
Психолог - г. Минск (Беларусь)
Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Если обстановка насилия была привычной средой для человека в детстве, он теряет способность распознавать людей, склонных к нарушению границ. Более того, такие люди кажутся ему «своими».

К сожалению, это так. И так сложно это поменять. Но ради справедливости стоит сказать, что других людей мало, увы.... По крайней мере на нашем постсоветском пространстве.
№4 | 2 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна писал(а):
С большой вероятностью этот контакт воспроизведет обстоятельства вашей травмы и усилит расщепление психики, и без того создающее пробелы в адаптации к обычной жизни. Я сама в начале своего пути проходила терапию у таких «психотерапевтов». После их тренингов мне хотелось плакать, меня накрывала депрессия, я чувствовала себя недостойной любви и принятия. Какие-то части внутри нас, привыкшие к постоянному эмоциональному насилию, выбирают таких людей, считая их знакомыми, своими, привычными

Вот и я побывала в этой ситуации...У нас, оказывается, практически невозможно найти терапевта для проработки довербальной травмы...Это действительно очень тяжело выдержать- и застреваем мы, и молчим подолгу, и в фантазии уходим...А людям интересно про отношения, а терапевт- тоже человек, он жить хочет... А у нас внутренний конфликт... Скучно с нами)
№5 | 3 февраля 2019
Спасибо большое за статью!
№6 | 3 февраля 2019
Спасибо за статью! Я кое-что про важное про себя поняла благодаря ей.
№7 | 3 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Скибская Наталья Петровна, Наталья, это можно поменять, для этого есть специальные методы работы.
№8 | 3 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
konvik, я могу представить что вы чувствовали тогда. В своем комментарии вы оправдываете группу и терапевта, и это тоже свойственно людям с травмой. Находясь в ситуации хронического насилия, человек вынужден ассоциироваться с агрессором, интериоризировать это насилие. И тогда в последствии он оправдывает насильника и винит себя. И вы ярко это демонстрируете. Для меня же моя история сегодня это история про некомпетентность терапевта, который не умеет работать с травмой, не проработал свои проблемы в личной терапии и на супервизии, который создает в группе атмосферу непринятия. Я полностью возвращаю ответственность тому, кто за это насилие в ответе.
№9 | 3 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
konvik, пожалуйста!
№10 | 3 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Драцена, спасибо за отзыв, мне важно знать как откликаются мои публикации.
№11 | 3 февраля 2019
Шукшина Елена Владимировна
Врач-психотерапевт - г. Саратов
Чинакова Нина Васильевна писал(а):
при этом ваш терапевт поддерживает этот взгляд и указывает вам на ваши «дефекты»
Как же различить, терапевт указывает или это привычный паттерн клиента, считать себя виноватым во всем?
Чинакова Нина Васильевна писал(а):
обстановка насилия была привычной средой для человека в детстве, он теряет способность распознавать людей, склонных к нарушению границ
тем более, что способность распознавать людей, склонных к нарушению границ нарушена, а значит и в обратную сторону это действует - не насилие, а проявление человеческой индивидуальности терапевтом, может восприниматься как насилие, тем более клиент привык ожидать нападения.

И есть еще один важный нюанс - существующее внутриличностное травматическое расщепление на Жертву и Преследователя в какой-то момент начинает отыгрываться, и роли неизменно проявляются и внезапно меняются. То есть доверие к терапевту будет проявляться именно возможностью ощущать своё недовольство и высказывать его, и это будет довольно долго длиться. И фразы, сказанные терапевтом, могут восприниматься и трансформироваться в сознании клиента в обвиняющие в этот период негативного переноса, потому что таков процесс.

Как бы клиентам, читающим Вашу статью, помочь отличить свое состояние и отыгрывание травматического паттерна поведения от действительно недоброжелательного поведения специалиста, а не сорваться из хорошей продуктивной терапии, обвинив в своем ощущении несостоятельности терапевта?
№12 | 3 февраля 2019
Чинакова Нина, Именно. Оправдываю. И сама это прекрасно вижу...Но не стала менять ничего, потому что это очень точно отражает мои переживания в том период.
№13 | 3 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Шукшина Елена, читаю ваш комментарий и возникает ощущение отсутствия в вашем примере четких границ между насилием и ненасилием, принятием и его отсутствием. У насилия есть важный отличительный признак - оно всегда связано с разрушением границ. Таким образом, если терапевт разрушает границы клиента, то это насилие. Здесь не может быть двойных толкований.
№14 | 3 февраля 2019
Шукшина Елена Владимировна
Врач-психотерапевт - г. Саратов
Чинакова Нина Васильевна, и все же мне хотелось бы прочитать Ваши рекомендации клиенту, у которого включились проекции на терапевта и который находится в негативном переносе. Как ему различить свою погружённость в травматический материал, активизируемый и переигрываемый в отношениях с терапевтом и реальное нарушение границ?

Границы - метафора, и там есть множество толкований. Тем более для человека, еще не умеющего эти границы и их нарушение различать. Кроме того, в жизни мы регулярно понемногу нарушаем границы друг друга, и не всякое их нарушение является насилием.

№14 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
читаю Ваш комментарий и возникает ощущение отсутствия в вашем примере четких границ между насилием и ненасилием, принятием и его отсутствием.
Совершенно верно. У меня тоже самое ощущение при прочтении статьи. Мне действительно интересен диалог с Вами, и хотелось бы узнать Ваше видение ситуации в более тонких нюансах, чем уместилось в статье. Буду благодарна за Ваши разъяснения.
№15 | 3 февраля 2019
№12 | Шукшина Елена Владимировна писал(а):
Как бы клиентам, читающим Вашу статью, помочь отличить свое состояние и отыгрывание травматического паттерна поведения от действительно недоброжелательного поведения специалиста, а не сорваться из хорошей продуктивной терапии, обвинив в своем ощущении несостоятельности терапевта?
Мне кажется, эта фраза очень примерно показывает, что уход клиента из терапии большинством терапевтов рассматривается как проявление неизлечимой патологии клиентской психики. Как результат некомпетентности терапевта это просто не рассматривается. Я подчеркиваю - не недоброжелательности,как у Вас, а именно некомпетентности. Под некомпетентностью я в данном случае понимаю такой подход к лечению, при котором симптом становится основной проблемой, а избавление от симптома, как его понял терапевт, - целью терапии для терапевта. Тот факт, что у симптома есть смысл, что возник он не на пустом месте и является для клиента единственно возможным в его системе координат, способом совладания, терапевтом игнорируется. Другими словами, терапевт исходит не из феноменологии клиента, а из собственных о ней представлений. И лечение становится навязыванием клиенту новых способов совладания, известных терапевту, но неприемлемых для клиента.
№16 | 3 февраля 2019
Шукшина Елена Владимировна
Врач-психотерапевт - г. Саратов
konvik, благодарю за Ваш ответ и выражение Вашей позиции.

№16 | konvik писал(а):
Мне кажется, эта фраза очень примерно показывает, что уход клиента из терапии большинством терапевтов рассматривается как проявление неизлечимой патологии клиентской психики.
Возможно, что кем-то из терапевтов это действительно воспринимается именно так.
Хочу ещё раз подчеркнуть, что мне интересен взгляд автора на описанные в литературе феномены, возникающие в процессе долгосрочной терапии (инфантильной) травмы, которые упоминает и сама автор.
Чинакова Нина Васильевна писал(а):
травматик неоднократно воспроизводит в своей жизни обстоятельства травмы.
№17 | 3 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Шукшина Елена, первое что я делаю в терапии травмы - это укрепляю границы селф клиента. Если клиент низко дифференцированный, то без восстановления границ дальнейшая терапия невозможна. Если феномен границ восстановлен, то никакой путаницы не возникает в том, показалось человеку или его границы правда нарушены.
В моей практике не было таких историй, когда бы клиент пытался повторить с терапевтом обстоятельства своей травмы. На мой взгляд это просто невозможно, если терапевт способен на принятие, учитывает потребности клиента и умеет удерживать свои границы, не нарушая чужие. То есть не практикует насилие и пренебрежение, породившее травму. В моей практике клиенты выбирают в качестве партнеров пренебрегающих людей по образу и подобию родителей.
Если у клиента возник перенос или проекция, я работаю с переносом и проекцией. Если клиент испытывает негативные чувства к терапевту, то я работаю с этими негативными чувствами так же как и с любым другим материалом, который клиент приносит в контакт.
Если моему клиенту в какой-то момент захотелось завершить терапию, то значит ему виднее. Я уважаю выбор своих клиентов.
Надеюсь я ясно обозначила свое видение. Спасибо за ваш интерес к моей точке зрения.
№18 | 4 февраля 2019
Литвинова Ангелина Сергеевна
Психолог, ТА-терапевт - г. Москва
№15 | Шукшина Елена Владимировна писал(а):
мне хотелось бы прочитать Ваши рекомендации клиенту, у которого включились проекции на терапевта и который находится в негативном переносе. Как ему различить свою погружённость в травматический материал, активизируемый и переигрываемый в отношениях с терапевтом и реальное нарушение границ?
Спасибо, за интерес.
Я бы тоже почитала.

Чинакова Нина Васильевна, будьте добры. Напишите ваши рекомендации.
№19 | 4 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Литвинова Ангелина Сергеевна, я не считаю себя в праве давать какие-либо рекомендации клиенту другого терапевта. Мне реально трудно рассуждать абстрактно. А конкретных примеров в своей практике на эту тему я не встречала. Возможно потому что методы, которыми я работаю, экологичны и бережны. Я намеренно не погружаю клиента в травматический материал и не пускаю его в болезненные переживания, пока клиент не овладеет некоторыми важнейшими навыками: канализацией, заземлением, контейнированием, репарентингом, и прочими навыками, пока он не укрепит границы селф и структуру селф настолько, что его уровень дифференциации возрастет и он станет способен переваривать и интегрировать травматический материал. При этом никаких шоковых эмоций, только адаптивный уровень чувств и градуированная экспозиция.
Если же я встречаю в своей терапевтической практике перенос, я определяю первичный объект и провожу разидентификацию.

№20 | 4 февраля 2019
Светлана Меркулова
Психолог, Аналитический психолог - г. Королёв
№20 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Если же я встречаю в своей терапевтической практике перенос, я определяю первичный объект и провожу разидентификацию
Прошу прощения, как в терапевтическом процессе можно суметь не встретить перенос?
А что значит разидентификация применительно к переносу?
№21 | 4 февраля 2019
Шукшина Елена Владимировна
Врач-психотерапевт - г. Саратов
№20 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Если же я встречаю в своей терапевтической практике перенос, я определяю первичный объект и провожу разидентификацию.
А что Вы делаете, когда перенос нарциссического характера, что примерно в миллион раз вероятнее в терапии инфантильного травматика?
№22 | 4 февраля 2019
Скибская Наталья Петровна
Психолог - г. Минск (Беларусь)
Коллеги, какая у вас восхитительная дискуссия получается! С нетерпением жду продолжения)
№23 | 5 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Светлана Меркулова,
№21 | Светлана Меркулова писал(а):
Прошу прощения, как в терапевтическом процессе можно суметь не встретить перенос?
А что значит разидентификация применительно к переносу?
На основании чего вы решили, что я не встречаю перенос в терапевтическом процессе?
№24 | 5 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Шукшина Елена Владимировна, я внимательно перечитала ваши комментарии, и прежде чем ответить, хочу уточнить, правильно ли я вас поняла.
В вашей интерпретации клиент:
• Слышит обвинения в словах терапевта, хотя его не обвиняли, трансформирует в своем сознании фразы терапевта в обвиняющие
• Ожидает нападения
• Воспринимает проявление человеческой индивидуальности терапевта как насилие
• Превращается из Жертвы в Преследователя и направляет свой гнев на терапевта
• Прочитав мою статью, клиент может сорваться из хорошей продуктивной терапии и обвинить терапевта в недоброжелательном поведении.
• Клиент не умеет различать границы и замечать их нарушение

В ваших сообщениях вы:
• Утверждаете, что в жизни регулярно понемногу нарушаете границы, не считая их нарушение насилием.
• Хотите, чтобы я дала рекомендации вашим клиентам, у которых включился негативный перенос на терапевта, о том, что это их погруженность в травматический материал, а не реальное нарушение границ терапевтом.


№25 | 5 февраля 2019
Светлана Меркулова
Психолог, Аналитический психолог - г. Королёв
№24 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
На основании чего вы решили, что я не встречаю перенос в терапевтическом процессе?
Мой вопрос связан с вашей цитатой
№20 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Если же я встречаю в своей терапевтической практике перенос,
Меня несколько смутило ваше слово "если" применительно к терапевтической практике. Вот и спросила.
И не поняла что вы имеете ввиду под разидентификацией в котексте переноса возникающего у клиента в процессе.
№26 | 5 февраля 2019
Шукшина Елена Владимировна
Врач-психотерапевт - г. Саратов
№25 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
В вашей интерпретации клиент:
• Слышит обвинения в словах терапевта, хотя его не обвиняли, трансформирует в своем сознании фразы терапевта в обвиняющие
• Ожидает нападения
• Воспринимает проявление человеческой индивидуальности терапевта как насилие
• Превращается из Жертвы в Преследователя и направляет свой гнев на терапевта
• Прочитав мою статью, клиент может сорваться из хорошей продуктивной терапии и обвинить терапевта в недоброжелательном поведении.
• Клиент не умеет различать границы и замечать их нарушение

В ваших сообщениях вы:
• Утверждаете, что в жизни регулярно понемногу нарушаете границы, не считая их нарушение насилием.
• Хотите, чтобы я дала рекомендации вашим клиентам, у которых включился негативный перенос на терапевта, о том, что это их погруженность в травматический материал, а не реальное нарушение границ терапевтом.

Нет, это не так. Пожалуйста, дайте ответы на мои вопросы, заданные в моих формулировках, а не в той форме, в которую Вы их трансформировали, благодаря чему они обрели негативную коннотацию. Нюансы формулировок имеют большое значение для понимания смысла вопросов в случае нашего диалога.
№27 | 5 февраля 2019
Захарова Людмила Михайловна
Психолог, Расстановщик Оn-line-терапевт - г. Волгоград
Здравствуйте, Нина Васильевна.
Заинтересовалась Вашей самопрезентацией, но не нашла в интернете информации
Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Напоминаю, что я специализируюсь на терапии травмы привязанности методом работы с диссоциированными частями
Пожалуйста, подскажите, кто автор этого метода, и источник информации о нем если возможно.
№28 | 5 февраля 2019
Гульнара Павлова
Психолог, Онлайн-консультант - г. Москва
№20 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Я намеренно не погружаю клиента в травматический материал и не пускаю его в болезненные переживания, пока клиент не овладеет некоторыми важнейшими навыками: канализацией, заземлением, контейнированием, репарентингом, и прочими навыками, пока он не укрепит границы селф и структуру селф настолько, что его уровень дифференциации возрастет и он станет способен переваривать и интегрировать травматический материал.
Добрый день. Во второй части этого сообщения вы описываете не условия работы с травматическим, а практически конечный результат терапии таких клиентов.
№29 | 5 февраля 2019
Айгуль Жасулановна Садыкова
Психолог, Супервизор - г. Алматы (Казахстан)
Такое впечатление,что такие механизмы психики,как перенос, обесцениваются, выносятся за рамки. Это как не видеть человека целиком. Вероятно, такой подход связан с прарадигмой лечения травмы или еще с какими причинами.
№30 | 5 февраля 2019
Айгуль Жасулановна Садыкова
Психолог, Супервизор - г. Алматы (Казахстан)
И почему в комментах автор делает упор, что от него хотят рекомендации клиентам? Дискуссия идет о парадигме психотерапии. Вопросы то задают не клиенты, а терапевты.
№31 | 5 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Светлана Меркулова, если в терапии начинает ярко проявляться перенос на терапевта или на кого-то еще, я исследую с клиентом его перенос и выявляю первичную фигуру. Затем прошу клиента назвать как можно больше отличий этих двух фигур. Хочу заметить, что данные комментарии посвящены моей публикации. В дальнейшем я предпочту отвечать на вопросы, касающиеся опубликованного текста.
№32 | 5 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Шукшина Елена, в этом тексте я буквально процитировала выдержки из ваших сообщений. Ранее я отвечала вам, что не даю рекомендаций чьим либо клиентам. Также хочу обозначить, что в этих комментариях я готова обсуждать текст моей заметки, мой прошлый клиентский опыт и мой настоящий опыт работы в качестве психотерапевта. Надеюсь что я достаточно обширно им здесь поделилась. Спасибо за понимание!
№33 | 5 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Захарова Людмила, автор метода Онно Ван дер Харт. В качестве источника могу порекомендовать его книгу "Призраки прошлого".
№34 | 5 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Гульнара Павлова, да, во многом с вами согласна. В фазово-ориентированной терапии работа с травматическим ядром происходит практически на финальном этапе терапии.
№35 | 5 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Айгуль Жасулановна, Уважаемая коллега! Хочу отметить что данные комментарии относятся к моей публикации, в которой нет ни слова о переносе. Также я не посвящала свою заметку парадигме психотерапии. Я уважаю вашу заинтересованность в обсуждении переноса и предлагаю развернуть вашу дискуссию в другом месте. Я готова здесь обсуждать мою публикацию, делиться своим опытом, описанным в заметке.
№36 | 5 февраля 2019
Захарова Людмила Михайловна
Психолог, Расстановщик Оn-line-терапевт - г. Волгоград
№34 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
автор метода Онно Ван дер Харт. В качестве источника могу порекомендовать его книгу "Призраки прошлого".
Благодарю!
№37 | 5 февраля 2019
Светлана Меркулова
Психолог, Аналитический психолог - г. Королёв
№32 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Хочу заметить, что данные комментарии посвящены моей публикации. В дальнейшем я предпочту отвечать на вопросы, касающиеся опубликованного текста.
Дело в том что обсуждение переноса в терапевтических отношениях это то что подразумевает ваша статья. Я задавала вопрос в рамках обсуждаемой темы. Но если вы не готовы обсуждать этот феномен, то возможно вы не рассматриваете перенос как что-то что непосредственно влияет на переживания клиента в отношениях с терапевтом и то что может как раз влиять на желание клиента прервать терапию, например из-за негативного переноса.
№38 | 5 февраля 2019
Шукшина Елена Владимировна
Врач-психотерапевт - г. Саратов
Чинакова Нина, все же не буквально. Да ну и ладно. Смею думать, что о Вашем как клиентском, так и терапевтическом опыте я поняла в самом деле достаточно, не только из Ваших ответов, но и из информации о Вашем образовании, из которой можно предположить и сколько лет Вы практикуете. Взаимно благодарю за понимание.
№39 | 5 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Светлана Меркулова, в своей заметке я делала акцент на нарушении границ со стороны терапевта, на эскалацию чувства вины. По крайней мере так было в моем опыте. Если говорить о терапии в целом, то там все отношения переносные. И у клиента возникает перенос на терапевта, и у терапевта может возникнуть перенос на клиента. Я считаю что если терапевтические отношения безопасны, если у клиента сформировалось доверие к терапевту, то они успешно пройдут эту фазу негативного переноса, используя весь этот материал во благо терапии. Поэтому именно на безопасности и принятии любых чувств клиента я делаю акцент в своей работе с травмой.
№40 | 6 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Шукшина Елена, если вы пришли сюда меряться опытом и образованием, то я вас в этом точно не поддержу.
№41 | 6 февраля 2019
Шукшина Елена Владимировна
Врач-психотерапевт - г. Саратов
Чинакова Нина, что-то я в противоречивых чувствах по поводу Вашего ответа... ничего такого не имела ввиду. Ранее я поняла, что Вы довольны своим опытом, и он достаточен для того, чтобы опираться на него в Ваших выводах и суждениях и использовать его в качестве аргументации и оценочного противопоставления своих методов работы и методов работы других специалистов, сталкивающихся с разворачивающимся в терапии инфантильной травмы негативным переносом. А также, что Ваш опыт достаточен, чтобы игнорировать психологическую литературу с описанием этапов классического течения долгосрочной терапии. Если поняла Вас неверно, прошу меня извинить.
Меряться ничем не надо. Я и сама не поддержу.
Предлагаю на этом остановиться. Всего доброго.
№42 | 6 февраля 2019
Лидия Викторовна Шумина
Психолог, Клиническая психология Психотерапия - г. Москва
Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Если в общении с психотерапевтом вы почувствовали себя плохим человеком, при этом ваш терапевт поддерживает этот взгляд и указывает вам на ваши «дефекты», ваши контакты с ним не имеют ничего общего с терапией.
Интересно на примере было бы.
Что значит "почувствовали плохим человеком"?
Какие характеристики входят в понятие плохой.
Могу предположить так: клиент сообщает о своей низкой самооценке, это плохо, как я понимаю, а человек с
низкой самооценкой - плохой человек, психолог предлагает тест, самооценка по результатам теста низкая, как и заявил клиент. Клиент этим фактом, возможно, еще больше расстроен, психолог указал на дефект, пользуясь вашей терминологией. Клиент подает на психолога в суд - терапии не было (немного утрирую, но такой вариант возможен, если клиент уверен, что психолог будет его исключительно вареньем кормить).
Нина Васильевна, внесите ясность!
№43 | 6 февраля 2019
Шукшина Елена Владимировна
Врач-психотерапевт - г. Саратов
Нина Васильевна, всё же вернусь и напишу прямо. Хочется, чтобы Вы написали, что Вы уважаете опыт других специалистов и методы их работы, И Ваше собственное удовольствие от работы не означает пренебрежения к опыту, которого у Вас пока что нет. И что Вы понимаете, что работа с психологической травмой и с нарушениями привязанности может быть очень разнообразной, и что Вы сами допускаете, что несмотря на все усилия в бережности и аккуратности по отношению к клиенту, можете столкнуться с более сложными ситуациями, в которых у Вас будет смелость и удовольствие помочь клиенту пройти через кризисные этапы терапии, сохраняя уважение не только к его желанию уйти, но и к скрытому под этим амбивалентному желанию остаться. И что Вы намерены постараться в такие моменты позволить клиенту сказать о ваших клиент-терапевтических отношениях то, о чем ему говорить трудно, даже если это будет непросто для Вас. И что если будет совсем непросто, и клиент уйдет, то Вы сходите на супервизию, чтобы расширить своё видение терапии и пределы компетенций, как это делают многие другие специалисты.
С уважением. Всего доброго.
№44 | 6 февраля 2019
Светлана Меркулова
Психолог, Аналитический психолог - г. Королёв
Чинакова Нина Васильевна, спасибо, Нина Васильевна, я поняла что вы не работаете с переносом и контрпереносом. Думаю, что вопросы возникли именно из-за того что в заметке игнорировался этот важный феномен терапевтических отношений. А потому утверждение что если клиенту плохо в терапии это однозначно плохая работа психолога, выглядит несколько необоснованно.
№45 | 6 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Лидия Викторовна, спасибо вам за пример. Если клиент сообщит мне о своей низкой самооценке, то в терминах структурной диссоциации это означает что в его психике есть оценивающая часть и та, которую оценивают. Это феномен внутреннего конфликта, который когда-то был интериоризирован извне. Я буду работать с этими диссоциированными частями и предложу клиенту исследовать этот конфликт, а затем разрешить его. При этом я точно не даю никаких оценок в процессе терапии, поскольку принятие - это безоценочное отношение.
№46 | 6 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Шукшина Елена, вот некоторые виды нарушения границ, о которых я хочу здесь упомянуть: приписывать другому человеку суждения, намерения, отсутствие опыта, супервизии, образования и т.п.; давать советы и рекомендации, о которых вас не просили. Я рассматриваю ваш комментарий как нарушение моих границ. Я сама решаю о чем мне писать.
№47 | 6 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Светлана Меркулова, если вы внимательно прочитаете заметку, то обнаружите, что в ней я пишу не о том, что человеку плохо в терапии, а о том, что он почувствовал себя плохим человеком. Безусловно в терапии клиент проживает сложные эмоции, сталкивается с тяжелыми переживаниями. Без этого терапия невозможна. Да, в заметке я не пишу о переносе и контрпереносе, хотя в своей работе естественно использую и то, и другое. С удовольствием прочту ваши заметки об этом. А свои буду писать так как мне подходит и нравится. Интересно, что вопрос ретравматизации, описанный в моей заметке вызвал такой позитивный отклик у клиентов и так много тревоги и злости у некоторых терапевтов. Есть над чем подумать!
№48 | 6 февраля 2019
Светлана Меркулова
Психолог, Аналитический психолог - г. Королёв
Чинакова Нина Васильевна, всего знать и уметь невозможно и это не стыдно. Зато есть перпективы.
№49 | 6 февраля 2019
Лидия Викторовна Шумина
Психолог, Клиническая психология Психотерапия - г. Москва
№46 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Лидия Викторовна, спасибо вам за пример. Если клиент сообщит мне о своей низкой самооценке, то в терминах структурной диссоциации это означает что в его психике есть оценивающая часть и та, которую оценивают. Это феномен внутреннего конфликта, который когда-то был интериоризирован извне. Я буду работать с этими диссоциированными частями и предложу клиенту исследовать этот конфликт, а затем разрешить его. При этом я точно не даю никаких оценок в процессе терапии, поскольку принятие - это безоценочное отношение.
От терминов состояние клиента мало меняется, насколько мне известно.
Если психолог, не переходя на свой птичий язык подтвердит, что самоценку необходимо корректировать, чем это плохо?
№50 | 6 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Лидия Викторовна, я не могу судить что для вас или клиента плохо, а что нет. В данном случае я поделилась с вами тем, как я работаю с самооценкой с позиции структурной диссоциации. При этом я знаю на своем опыте как меняется состояние моих клиентов после такой работы. Они становятся способны к безоценочному отношению к себе. Конечно я не разговариваю с клиентами терминами. Но вы специалист, поэтому я позволяю себе использовать профессиональную лексику.
№51 | 7 февраля 2019
Лидия Викторовна Шумина
Психолог, Клиническая психология Психотерапия - г. Москва
№51 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Лидия Викторовна, я не могу судить что для вас или клиента плохо, а что нет. В данном случае я поделилась с вами тем, как я работаю с самооценкой с позиции структурной диссоциации. При этом я знаю на своем опыте как меняется состояние моих клиентов после такой работы. Они становятся способны к безоценочному отношению к себе. Конечно я не разговариваю с клиентами терминами. Но вы специалист, поэтому я позволяю себе
Мой вопрос был не про то, как вы с самооценкой работаете.
Судить как раз можете, это же ваши определенения про плохого человека и плохого психолога.
№52 | 7 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Лидия Викторовна, похоже моя заметка задела ваши чувства.
№53 | 8 февраля 2019
Лидия Викторовна Шумина
Психолог, Клиническая психология Психотерапия - г. Москва
№53 | Чинакова Нина Васильевна писал(а):
Лидия Викторовна, похоже моя заметка задела ваши чувства.
Чувства? Если только эмоции.
Интересно кто же такой плохой психолог, про которого вы говорите, но объяснить, кто это, не можете.
№54 | 8 февраля 2019
№43 | Лидия Викторовна Шумина писал(а):
Интересно на примере было бы.
Что значит "почувствовали плохим человеком"?
Я могу привести вам примеры из своей терапии:

1) Я начала говорить о деталях изнасилования, о которых я забыла на много-много лет. Психолог спросила: "Уверена ли я, что изнасилование было?"
У меня возникла мысль, что она считает меня обманщицей или фантазеркой.

2) Я рассказала психологу, что встречаюсь с мужчиной, о которого хочу "погреться". Психолог сказала, что ей не нравится это моё поведение, что она его не одобряет и, если я продолжу с ним встречаться, то наврежу ему.
У меня во время этого диалога всё время возникали мысли, что она изо всех сил защищает этого, незнакомого ей, мужчину от меня, как от чего-то страшного и злого.

3) На сессии я захотела говорить о чувстве ненависти к своей матери. Психолог несколько раз прерывала меня, говоря о том, что это не имеет смысла в настоящем времени, и предлагала сменить тему. Я не захотела менять тему. Все оставшееся время сессии она просидела с довольно хмурым лицом и много молчала.

4) Психолог попросила написать меня на В17 отзыв на нашу работу. Меня эта просьба почему-то напрягла. Я сказала, что отзыв писать пока не готова.
Практически сразу же она отказалась от дальнейшей работы со мной, написав мне электронное письмо о том, что я не хочу меняться, и дальнейшая работа видится ей бессмысленной. В завершающей встрече она мне отказала.
№55 | 16 февраля 2019
Так что, я нашла и создала своего "тирана" во всей своей красе.
№56 | 16 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Дёма Дёмская, на мой взгляд в вашем примере взаимодействия с терапевтом отсутствует принятие, и присутствует нарушение границ. И то и другое не допустимо в психотерапии.
№57 | 19 февраля 2019
Чинакова Нина Васильевна
Психолог, Психотравматолог - г. Новосибирск
Дёма Дёмская, спасибо за пример. Очень важен взгляд на терапию глазами клиента, а не только терапевта.
№58 | 19 февраля 2019
Написать комментарий
Авторы проекта: Трефилов Дмитрий и Владимир Никонов 8b459 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз