Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 29768 специалистов из 970 городов
Скрыть

Заблокированная продуктивная агрессия и невозможность строить отношения

Агрессия является важной частью проявления идентичности человека, его способности отстаивать себя и заявлять о правах. Но для полноценного выстраивания контакта со своей продуктивной агрессивной стороной личности необходимо пережить этапы, на которых происходит постепенное принятие агрессии, ее безопасности и возможности использования в максимально продуктивном ключе.

До полугода психика ребенка воспринимает мать расщепленно: она "хорошая", когда кормит, подходит, согревает, откликается и "плохая", когда не удовлетворяет. По закону симбиотического соединения "хорошая мать" означает для младенца и его хорошесть, "плохая мать" символизирует его плохость.

Интересно, что психика ребенка помещает "хорошие" качества матери на поверхность ее тела, плохие же отщепляет внутрь. Получается, что идеальные свойства мамы, а значит и дитя, представлены снаружи, негативные, символизирующие материнскую автономию и власть (т.е. не удовлетворяющие нужды ребенка), оказываются внутри. Идеальные взаимные отношения не требуют от ребенка усилий, они просто существуют и ощущаются ребенком как связанные с его идеальностью; к отщепленным же кускам возникает агрессия, состоящая из трех эмоций: страха перед "плохим" внутренним миром матери, который может навредить, зависти к тому, что хоть мир и "плохой", но он наполнен отсутствующей у ребенка самостоятельностью, и ненависти как дикого желания этот мир разрушить. Эта агрессия угрожает существованию идеального внешнего мира, поэтому психика ее блокирует, агрессивный ребенок не имеет права быть.

Начиная с полугода жизни и лет до 2,5-3х психика начинает продвигаться в сторону соединения идеальных и девальвированных частей материнской фигуры. Если мать создается безопасные условия и при этом не пытается удерживать младенца в симбиотическом слиянии, то ребенок приходит к пониманию того, что мама может "не давать" (уходить, несвоевременно кормить, ошибаться), но она есть, любит и поддерживает. На неидеальную маму можно разозлиться, можно проявить самостоятельность, сепарироваться физически, а потом и эмоционально, но за этими актами проявления себя не последует разрушения "идеальной" связи, поскольку она реальна и есть. Ребенок, не получающий от матери эмоционального и физического наказания за свое развитие, успешно преодолевает эту фазу, оказываясь во взрослом возрасте способным выстраивать полноценные отношения, где любовь и агрессия - сестры, но не вредящие друг другу: можно на партнера злиться, но пара итак крепкая, можно отстаивать свои интересы, но они не нанесут отношениям урон, можно выдерживать периоды недопонимания и не разрывать связь при первой нестыковке, можно быть вместе и после снижения гормонального накала вначале, который ощущается как символ идеальности.

Очень важно стимулировать проявление младенческой агрессии, которая в том числе проявляться через акт репарации: ребенок кусает за грудь и сразу ищет визуальный контакт - это зачатки продуктивного чувства вины, которое впоследствии становится основой ответственности за свои поступки. Или ребенок показывает недовольство за действие мамы, но она не ругает, а слышит и признает. Агрессия постепенно становится приемлемой, а отношения не рассыпаются и подкрепляются ответственостью-виной. Так и с ходьбой (впоследствии с любыми начинаниями): движение как акт отрыва - шаги - страх потери отношений с мамой (т.е. вина за шаг) - понимание, что мама не отторгает - последующее движение вперед.

Далее психика ступает на эдипову арену, на которой разворачиваются совсем другие события. Так вот если говорить о доэдипальной истории (до 3х лет). Когда мать из-за психологических проблем, например, в связи со страхом перед самостоятельностью ребенка или из-за неспособности принять его неидеальность (т.е. свою) блокирует проявление его агрессии, то вместо вины развивается стыд за то, что существуют чувства, в т.ч. и злость. Психика застревает на фазе расщепления.

Тогда во взрослом возрасте на приеме психотерапевта окажутся два внешне разных, но похожих по внутренним проблемам человека. Во-первых, что будет похоже:

- идеализация и обесценивание (при столкновении с недостатками) партнера и отношений в целом

- отрицание того, что не похоже на "меня", а также всего, что не вписывается в контекст идеальных ожиданий от себя и мира

- трудности в полноценном участии в отношениях. Человек по тому раннему принципу "помещения" живой жизненной агрессивной части себя внутрь матери окажется лишенным возможности самому простраивать немеханистичное взаимодействие не по принципу "как правильно быть идеальной (ым) женщиной/мужчиной", а исходя из своих реальных эмоций, желаний, потребностей с возможностью спорить ради истины, выстраивать границы, задавать адекватный тон, смеяться вместе за просмотром сериала, когда у нее неидеальные волосатые ноги, а у него неидеальный ненакачанный пресс. Происходит перманентное ожидание идеального партнера, который упадет на голову сам (энергия же в нем), совпадет по интересам, установкам, а "мне останется лишь высказать "да". Красиво, но нежизнеспособно, полноценные отношения выстраиваются двумя живыми неидеальными людьми

- непонимание, что такое свое внутреннее Я, на которое можно опираться; своя личность чаще наполнена шаблонами, книжными историями, социальными правилами

- бессознательные чувства зависти, злости и ненависти (как жадности) к независимым цельным людям из-за невозможности иметь энергию, а значит власть над жизнью, в себе. На сознательном уровне эти переживания проявляются в виде защитного высокомерия и обесценивания успехов других

- глубокое чувство стыда за естественные проявление чувств около другого человека, невозможность показывать переживания, кроме формально-контролируемых (делающих человека "идеальным" в глазах другого)

- смятение, стыд и неловкость при эмоциональных переживаниях другого, трудности оказывать истинную человеческую поддержку

- трудности говорить о матери плохо. Внешнее уважение маскирует детскую историю помещения себя в мать: если ее (мать) идеализировать, то хорошим оказываюсь я, если ругать, то агрессия не моя, а ее, а значит эти эмоции - атака матери на меня. Негативные выплески о значимых близких людях сопровождаются последующим ощущением неизбежного наказания

Это типичные проблемы нарциссизма, которые очень мешают строить крепкие отношения и полноценно воспринимать жизнь в ее радостях, горестях и движении.

И все же про разное. В зависимости от глубины ухода агрессии и особенностей формирования личности на последующей эдиповой фазе получится два варианта развития человека.

Первый предстанет как закрытый и даже бесчувственный, родители про него припомнят "какой удобный был мальчик!". Агрессия такого человека отщеплена слишком глубоко, на эдиповой фазе психике не удалось получить возможность сексуализироваться родителем противоположного пола (или своего в случае гомосексуальности) и получить его поддержку, поэтому покажется, что эта личность "мертвая", идельная, фарфоровая, правильная.

Отношения будут основываться на внешних качествах партнера: красоте, богатстве, пиджаке, бренде (помятуя о проекции "хороших" качеств на наружное тело матери, т.е. все правильное - внешнее, все личностное глубинное - опасно и внутри). Пара чувствует себя уверенно, когда другие люди видях их красоту и успех, при этом сами отношения будут отличаться холодом и недопониманием с невозможностью эти проблемы обсуждать, чтобы не казаться в глазах партнера "слабым чувствующим". Хотя количество внешнего холодного равнодушия прямо пропорционально глубокой тонкой ранимости, которая психикой сурово блокируется из-за чувства стыда. Шаткость этой пары и в том, что из-за опоры на "внешнее" отношения быстро распадаются, поскольку всегда появляется более молодой-стройный-красивый-богатый, лучше соответствующий идеалу, либо же взаимодействия становится формальным и пустым, люди живут как соседи годами.

В терапии подобной личности очень важно постепенно начать приближаться к своей агрессивной отщепленной части. Процесс оказывается долгим; очень важно показывать, что любые проявления "неидеального" Я (недовольства, обид за какие-то не те слова на прежних сеансах) психотерапевта не пугают, а наоборот воспринимаются им как часть здорового общения. Нужно стимулировать человека проявлять эмоции, которые на первых этапах ощущаются как постыдные, чтобы пробить сложившийся панцирь мнимого равнодушия. Кроме того, когда эмоциональные проявления перестанут вызывать страх, нужно помочь человеку пережить злость, зависть и жадность на то, что есть "внутри" терапевта (т.е. матери). Обычно это прорабатывается через фантазии о том, что психотерапевт (и другие "цельные" люди) обладаются особыми знаниями, властью над жизнью, и что это бы хотелось забрать, присвоить и разрушить. Если выдержать психотерапевтический процесс, то психика продвинется с расщепленной позиции к более цельной, к возможности выстраивать живые отношения с живым реальным человеком.

Кстати, большинство сексуальных трудностей связаны с нарушениями контакта с матерью в первый год жизни. При импотенции, проблемах с эрекцией, преждевременной эякуляции, отсутствии либидо на первый план выступают два бессознательных страха: перед "плохим" внутри женщины и перед своей агрессией на это "плохое", половой акт с любимой женщиной как символ агрессии при этом замораживается. Частая история, когда мужчина может заниматься сексом с любовницей или за деньги, а с женой не получается никак. Фетишизм, кстати, является пиковым проявлением проекции "хорошего" на тело матери, когда сверхценностью контакта становится одна "идеализированная" часть тела. У женщины такие трудности как вагинизм, аноргазмия также связаны со страхом проникновения чужой агрессии в себя, партнер также ассоциируется с опасной "неидеальной" матерью, которая может разрушить своим внутренним миром.

Если психика на эдиповой фазе получила сексуализированную поддержку родителя противоположного пола (или своего в случае гомосексуальности), то человек уже сможет проявлять себя более естественно и эмоционально, однако стыд за чувства все равно окажется в центре. Агрессия отщеплена не столь глубоко, но личность будет качать от формального равнодушия до сильных агрессивных выпадов. При этом ответственность за ощущение злости будет приписываться внешнему: "это не я злой, это он (она, они) меня довели". Любые отношения сопровождаются нестыковками, но в моменте такой человек молчит, стыдясь выражаться, а после, достаточно поднакопив, будет обвинять и ругать, чтобы уже легально довести обидчика до образа "негодяя".

Сексуальные клинические нарушения здесь как правило не встречаются, есть лишь особенности, связанные с контролем своей агрессии (не отдаваться процессу, контролировать либидо).

В терапевтическом пространстве инсайты и эмоции, которые разрушают идеальный образ себя, ощущаются как навязанные психотерапевтом, недовольство высказывается не сразу, а через несколько встреч. Очень важно стимулировать человека проявлять себя в моменте и анализировать фантазии, которые связаны с актом самовыражения. Необходимой частью личности психотерапевта должна быть уверенность в себе, поскольку цель нападок клиента - маниакальный триумф на объектом, т.е. полное обесценивание самого ужасного в мире человека (психотерапевта-мать), доведение его до состояния ничтожности, поскольку именно он и спровоцировал клиента своим ненавистным внутренним миром на эту невыносимую злость.

Много лет назад у меня была достаточно хорошая знакомая, которая после редких, но очень теплых душевных встреч, на следующий день обвиняла меня в том, что это я говорила агрессивно о ее мужчине, осуждала его и нападала на их связь. Хотя накануне она сама делилась болезненными переживаниями, я лишь сочувственно слушала. Мне было нормально, эту особенность я, хоть и с осторожностью, принимала, но подруга очень страдала от собственной хаотичной деструктивности. Таким способом психика, столкнувшись с отщепленной агрессивной частью, мгновенно очищается от стыда, перекладывая ответственность на посочувствовавшего другого; собственная "идеальность" на пике маниакального триумфа подтверждается через тотальное уничтожение "ничтожного" другого, перекладывания на него своей "неидеальной" стороны.

Проблемы нарциссизма очень сложны и болезненны, при этом каждый человек имеет право быть, чувствовать, меняться. Но чтобы стать неидеальным реальным собой жизненно важно установить контакт с отщепленной агрессивной частью. Принятие возможности любить и ненавидеть мать неизбежно толкает человека к самостоятельному движению вперед.

Психолог, Супервизор, Семейный психолог Сексолог - г. Москва
Опубликовано: , 81 просмотр
Подписаться24
Подписаться24
ПоделитьсяСохранитьЕщё...

Комментарии

Колесникова Татьяна Сергеевна
Психолог, Когнитивно-поведенческий терапевт - г. Нижний Новгород
Спасибо за информацию о заблокированной продуктивной агрессии.
№1 | 18 мая 2019
Написать комментарий
Авторы проекта: Владимир Никонов и Трефилов Дмитрий d3c45 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз