Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 29792 специалиста из 971 городa
Ваш город: г. Сиэтл ?
Скрыть

Нетравмирующее насилие

От автора: Статья подготовлена для проекта: "Знание остановит гендерное насилие: поиск новых решений".

«Барин был, как следует, барин,
- продолжал старик, закинув опять удочку,
- и душа была добрая.
Побьёт, бывало, тебя, - смотришь, уж и позабыл».

И.С. Тургенев «Записки охотника»

 

     Каждая историческая эпоха запоминается последующим поколениям своими самыми характерными чертами и символами. Эпоха Возрождения, например, ассоциируется у нас с гуманизмом, ценностью человеческой жизни, красотой изображения тела. ХХ век был отмечен как век научно-технического прогресса и самых жестоких мировых войн. Сложно предположить, каким будет видеться наше время нашим внукам, станет ли в их восприятии ХХI век более агрессивным, материалистичным, эксплуатирующим людей, чем предыдущие периоды развития цивилизации. Или же наоборот, будет ознаменован активной деятельностью по защите личных свобод и прав каждого человека, в том числе, раскрытию и сохранению своей индивидуальности.

     Хочется верить, что усилия, прилагаемые огромным количеством людей для того, чтобы каждый человек чувствовал себя более защищённым, в итоге приведут к оздоровлению всего общества в целом. Есть критерий, по которому достаточно легко оценить здоровье общества (как физическое, так и психологическое). Этим критерием, на мой взгляд, является уровень насилия. Как Вы думаете, стало ли за последние 20 лет в мире больше насилия, или мы теперь лучше осведомлены и информированы обо всём происходящем? Может ли насилие быть нетравмирующим или даже приносить пользу? Попробуем разобраться в этих вопросах.

 

Насилие как психологическое явление. Виды насилия

 

     На протяжении многих десятилетий «насилие» является предметом научных исследований и изысканий, результаты которых опубликованы в статьях, хрестоматиях, монографиях. Существует множество подходов к определению данного понятия, включению в него различных проявлений и классификаций видов. Подробный анализ смысловой нагрузки и происхождения термина «насилие» можно найти, например, в статье «Насилие как психологический феномен» Ильина Е.П., доктора психологических наук, профессора, автора нескольких монографий, в том числе «Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины», «Пол и гендер», «Психология общения и межличностных отношений». Рассматривая термин «насилие» с разных точек зрения, автор формулирует следующее определение: насилие – это преднамеренное и принудительное физическое или психологическое воздействие одного человека (группы, общества) на другого человека (группу, общество). Главная цель насилия – заставить человека что-то испытать (например, чувство унижения, страха) или совершить действие или поступок (или не дать это сделать) против его желания [1].

     Основным критерием насилия следует считать наличие при воздействии на кого-то принуждения. Ни плохое отношение (abuse), ни причинение вреда не являются безусловными признаками насилия, так как, во-первых, не всегда сопровождают принуждение и, во-вторых, не всегда расцениваются объектом воздействия как насилие (например, случаи проявления мазохизма) [1].

     Обычно выделяют следующие виды насилия: физическое, сексуальное и психологическое. Однако, нельзя сказать, что над человеком было произведено только физическое или сексуальное насилие, а психологического насилия при этом не было. Подавление воли и желания человека остаться целым и невредимым, сохранить свою физическую непричастность к чему-либо или кому-либо, а также невозможность реализовать своё желание о прекращении воздействия (взаимодействия), которое продолжается помимо его воли, является проявлением психологического насилия.

     Необходимо различать акт внешнего воздействия и восприятие этого воздействия как насилия. Воздействие, со стороны кажущееся насилием, может не восприниматься человеком-объектом воздействия как таковое. Всё зависит от субъективного восприятия физических или психологических воздействий на себя. Если они идут против его желаний сохранить свою телесную и моральную целостность, и тем более имеют намерение унизить его, то он расценивает эти воздействия как насилие [1].

     Так, хорошо известно, что в культуре некоторых народов существуют ритуалы и обычаи, которые являются нормой для самих носителей культуры, но воспринимаются сторонними наблюдателями, принадлежащими к другой культуре, как проявление насилия. Некоторые из подобных ритуалов перестали практиковаться, именно и только в связи с распространением информации о них за пределы одной культуры и привлечения общественного мнения к морально-этическому аспекту данных практик. Например, старая китайская традиция бинтования ног девочкам 5-6 лет для предотвращения роста ступни действовала с начала Х века, и была официально запрещена только в 1912 году. А женское обрезание, признанное вредным для здоровья и варварским отношением к женскому полу, до сих пор практикующееся во многих странах мира (более 30-ти стран, в том числе, в России в республике Дагестан), официально запрещено ООН с 28 ноября 2012 года. Несмотря на то, что жертвы данных ритуалов воспринимают и переживают совершенное с ними, как жестокое насилие, остановить «культурную» традицию не так просто! До настоящего времени, нарушение запрета не влечёт за собой ни уголовной, ни административной ответственности.

     Сегодня понятие «насилие» включает в себя всё больше и больше ситуаций, в отношении которых его можно употребить. Например, до 1970-х годов никто публично не говорил об изнасиловании женщин как акте насилия, тем более о насилии в семье, но не потому, что таких случаев не было, а просто потому, что права женщин в этом вопросе не были обозначены. Из материалов книги доктора Джудит Герман «Психологическая травма и путь к выздоровлению»: только с развитием женского освободительного движения 1970-х годов было признано, что посттравматическое расстройство чаще случается не среди мужчин во время войны, а среди женщин в мирной жизни. Настоящие условия существования женщин были спрятаны в сфере личного, частной жизни. Такая важная для общества приватность стала мощным барьером для осознания проблемы и сделала реальное жизни практически невидимым. Говорить о своем опыте в сексуальном семейной жизни означало нарваться на публичное унижение, насмешки и недоверие. Страх и стыд заставляли женщин молчать, и их молчание открывало путь всем формам сексуальной эксплуатации и эксплуатации в семье. Женщины не имели названия для тирании в частной жизни. Первое публичное заявление об изнасиловании организовали Нью-Йоркские радикальные феминистки 1971 года. Первый международный трибунал по рассмотрению преступлений, совершенных против женщин, состоялся в Брюсселе в 1976 году. Реформу законодательства относительно изнасилований начала в Соединенных Штатах Национальная организация для женщин в середине 1970-х. [7] В России, вплоть до 1980 года, квалифицирующими признаками изнасилования являлось самоубийство потерпевшей или наступление в результате произошедшего тяжких последствий (физических увечий, убийства). Получалось, что если женщина осталась жива и не планировала «наложить на себя руки», то сложно было доказать, что совершенное в ее отношении действие было именно насилием.

     Таким образом, формирование понимания прав и свобод личности в сознании увеличивает персональные требования человека к соблюдению их обществом в отношении него. То, что раньше не считалось насилием, теперь рассматривается как таковое.

 

Психологическая (психическая) травма

 

     Насилие опасно своими последствиями. В зависимости от степени воздействия, во время акта насилия человеку может быть нанесена травма (не только физическая, но и психическая) не совместимая с жизнью.

     Понятие «психологическая травма» используется для обозначения любого переживания, которое вызывает непереносимые душевные страдания. А определение «непереносимые» применимо всякий раз, когда обычных защитных механизмов психики (конкретной личности) оказывается недостаточно. Эта идея была впервые сформулирована Фрейдом в тезисе о «защитном экране» и подразумевает, что уровень непереносимости является глубоко индивидуальным. Между внешней реальностью и психической реальностью всегда существует некое подобие «экрана», который выполняет охранительную функцию, не допуская определённые мысли и переживания на уровень сознания. Существование «защитного экрана» в последующем было общепризнано и обосновывалось тем, что внешняя реальность в ряде случаев предъявляет непосильные требования к психике, и поэтому последняя вырабатывает системы защит, часть из которых генетически предопределена, а часть формируется в процессе жизни и развития, то есть относится к приобретённым психическим образованиям [5].

   В «Толковом словаре психиатрических терминов» психическая травма определяется как патогенное (болезнетворное) эмоциональное воздействие на психику человека, которое при специфически-личностной значимости и недостаточности психологических защитных механизмов может привести к психическому заболеванию.

        В своей работе Одинцова М.А. (кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и практической психологии Института психологии и педагогики, автор программы «Преодоление установки жертвы», внедренной в учебный процесс Института психологии и педагогики, Института психоанализа, Университета РАО) определяет, что под психической травмой понимается переживание, выходящее за рамки нормального привычного опыта, обусловленное событием, которое у большинства людей вызвало бы страх, ужас, беспомощность. Особенно это касается ситуаций, которые человек воспринимает как угрозу для своей жизни или жизни близких ему людей. Причём надо отметить, что часто важна не столько объективная опасность и тяжесть события, сколько субъективное их восприятие и оценка [4].

       Главным – и клиническим, и бытовым – признаком травмы является боль, причём и для физической, и для психической травмы. При этом интенсивность душевной боли, которую, как и физическую, нельзя измерить, ничуть не меньше, скорее наоборот: она может буквально разрывать тело на части, человек корчится и кричит от этой боли, наносит себе физические повреждения, страдание от которых ничто по сравнению с болью психической [5].

     Однако, с точки зрения М.Ш. Магомед-Эминова, (российского психоаналитика и психолога, доктора психологических наук, профессора, создателя первой в России психологической службы для воинов-ветеранов (1986), одного из пионеров исследования посттравматических стрессовых состояний в российской психологии), от полученной человеком психологической травмы могут возникнуть разного рода последствия. Их можно разделить на негативные, нейтральные и позитивные.

К негативным последствиям автор относит:

  • посттравматические стрессовые синдромы (ОСР – острое стрессовое расстройство, ПТСР – посттравматическое стрессовое расстройство, синдром смыслоутратности, аффективно-агрессивный синдром);
  • собственно психопатологические состояния и реакции (неврозы, психозы);
  • соматические патологии (ранения, повреждения, контузии, черепно-мозговые травмы и др.);
  • разнообразные их сочетания и вариации.

К нейтральным последствиям автор относит все адаптационно-транзиторные реакции (изменения, носящие временный характер и способствующие приспособлению к ситуации), социально-психологические последствия травмы (СППТ), отдельные симптомы.

К позитивным последствиям относятся посттравматические трансформации личности (в том числе рост и развитие).

     Такое жизненное событие, как травма, способствует разрушению мира личности, разделению жизненного процесса на определённые этапы, стадии человеческого существования: «до-мир», «в-мир», «пост-мир».

     Основное различие между лёгкой и требующей лечения травмой заключается в том, был ли превышен некий порог воздействия, и нарушен некий защитный «барьер» - тела и психики [5].

     В отличие от физической травмы, которая всегда является внешней, психическая травма может иметь интрапсихическую природу, то есть фактически психика наносит травму сама себе («продуцируя» определённые мысли, чувства, воспоминания, переживания и аффекты). И второе существенное отличие – психическая травма невидима, в некотором смысле – неверифицируема и объективизируется для окружающих лишь по её «косвенным» признакам (вербальным, мимическим, идеомоторным и поведенческим) [5].

 

Нетравмирующее насилие. Отличия от конструктивного насилия

 

Разделяют деструктивное и конструктивное насилие.

     Деструктивное насилие имеет место тогда, когда насилие совершается ради самого насилия, ради боли, оно мотивировано намерением причинить вред другому. Нет итоговой благой цели – это понимает как человек, который подвергается насилию, так и человек, совершающий это насилие. При этом человек, подвергающийся насилию, не испытывает никакого удовлетворения от происходящего с ним и желает прекратить данное воздействие.

     При конструктивном насилии человек испытывает боль физическую и/или психическую, но при этом осознаёт, что в конечном итоге он получит благо для себя. Такое насилие применяется в отношении людей, у которых есть желание достижения какой-либо цели, но недостаточно мотивации, или отсутствует понимание необходимости совершения того или иного действия. Примерами могут служить подготовка спортсменов перед соревнованиями, тренинги личностного роста, курсы похудания и т.д.

     Можно сказать, что воздействие на человека при конструктивном насилии может не восприниматься им как насилие. Человек сам решает, является ли это воздействие на него насилием или нет. Таким образом, это вопрос принятия ситуации и средств достижения своей цели.

     По силе воздействия и последствиям для психики конкретного человека, имеет смысл говорить о наличии травмирующего и нетравмирующего насилия. Один и тот же акт насилия может нанести психическую травму, а может и не нанести. Зависеть это будет от большого ряда внешних факторов и условий среды, а также особенностей самого человека, подвергаемого насилию. Например, требование учителя к ученику изменить что-то в своём облике, чтобы соответствовать установленным правилам школы, может быть воспринято учеником как насилие, в том случае, если он (она) почувствует себя униженным и оскорблённым в этот момент. Сказанное учителем замечание на счёт внешности ученика в присутствии его одноклассников может нанести психологическую травму, не говоря уже о требовании исправления его внешнего вида в присутствии посторонних. То же самое замечание, сказанное ученику наедине с доброжелательным настроем учителя, скорее всего не нанесёт травмы, хотя может переживаться учеником как насилие. На восприятие ситуации учеником также будет влиять его возраст. В разные возрастные периоды развития человека одно и то же событие, произошедшее с ним, может иметь различные травматические последствия или в каком-то случае их совсем не иметь. Ситуация приведённого выше примера чаще в одних и тех же обстоятельствах может быть травмирующей для подросткового возраста и нетравмирующей для младших школьников. Окажется событие травмирующим или нет – не является выбором человека, подверженного насилию.

     Нетравмирующее насилие может быть как деструктивным, так и конструктивным. В случае деструктивного нетравмирующего насилия жертва может осознавать, что над ней осуществляется насилие, но степень воздействия или характер самого насилия не нарушает «защитный» барьер психики, а также может иметь место растождествление личности жертвы со своим телом. Таким образом, личность занимает позицию «стороннего» наблюдателя. Примером деструктивного нетравмирующего насилия могут быть сексуальные отношения, когда один партнер не демонстрирует агрессию и жестокость, однако действует настойчиво и без учета внутреннего согласия второго.

     В случае конструктивного нетравмирующего насилия человек, давая оценку произошедшему с ним событию, скорее всего не назовёт его насилием, так как оно не будет восприниматься им в подобном ключе. Некоторые телевизионные шоу построены на принципах конструктивного нетравмирующего насилия, в частности, проекты на преодоление человеком самого себя, взаимодействие со своим телом, внешним видом.

      Тем не менее, человеку может быть нанесена психическая травма даже во время конструктивного насилия, что можно отследить по последующему поведению, его отношению к себе и реакциям при взаимодействии с окружающими людьми. Такой вид насилия чаще встречается в отношениях родитель-ребёнок, наставник-воспитанник, учитель-ученик, то есть там, где есть авторитетный старший и его уверенность в том, что он знает как лучше для младшего. Если не учитываются индивидуальные психологические особенности младшего, например, эмоциональная чувствительность, застенчивость, интровертность.

Был ли человек травмирован можно оценить по наличию следующих клинических симптомов:

  • немотивированная бдительность;
  • «взрывная реакция»;
  • притупленность эмоций;
  • агрессивность;
  • нарушения памяти и внимания;
  • депрессия;
  • общая тревожность;
  • приступы ярости;
  • злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами;
  • непрошенные воспоминания;
  • галлюцинаторные переживания;
  • мысли о самоубийстве;
  • «вина выжившего».

 

     Подводя итог, хотелось бы отметить, что нетравмирующее насилие должно идентифицироваться все же как насилие, прежде всего, для того, чтобы уменьшить количество ситуаций, в которых оно возникает. Ведь назвать вещи своими именами – это уже сделать первый шаг к изменению ситуации в лучшую сторону.

     «Терпимое» отношение к насилию, попустительство, отсутствие внимания к нарушению прав человека на любую неприкосновенность (физическую, психическую, сексуальную) без его на то согласия, ведёт к озлоблению общества, накоплению негативных эмоций, что в свою очередь провоцирует ещё большую агрессию и, как следствие, увеличение количества ситуаций, попадающих в категорию насильственных.

     Кроме того, имеет смысл говорить о накоплении негативных эмоций у лиц, постоянно подвергающихся нетравмирующему насилию, результатом чего является последующее травмирование психики, включая нарушение коммуникативной функции, личных границ, снижение самооценки и ценности собственной жизни, появление эмоциональной тупости в отношении своих чувств и чувств других людей. Всё это может привести к невозможности находиться в близких доверительных отношениях, брать на себя ответственность за события и результаты своей жизни, сотрудничать в коллективе, чувствовать себя удовлетворённым и счастливым.

     В особой группе риска находятся люди, выросшие в неблагоприятной агрессивной среде (детские дома, интернаты, семьи с жестоким обращением к детям). Они привыкают к переживанию чувств, сопровождающих постоянное насилие в «малых» дозах. Психика адаптируется снижением чувствительности и формированием устойчивых ответных реакций (защит). У них меняются границы дозволенного в свой адрес со стороны посторонних людей таким образом, что нормой становятся вещи, не допустимые для большинства из нас. Кто-то может сказать, что это их личное дело, как позволять относиться к себе, и что остальных это не касается. Но не всё так просто. Мы живём в одном обществе, в одной среде, поэтому эмоциональное состояние каждого человека влияет на жизнь группы людей через его поведение и поступки. Ведь вместе со снижением требовательности в вопросе ненасилия по отношению к себе снижается уровень контроля своих действий по отношению к другим: «Если со мной так можно, то почему мне с тобой так нельзя?»

     Если нашей общей целью является уменьшение насилия в мире, то важно повышать чувствительность общества к ситуациям, в которых происходит нетравмирующее насилие, даже если его последствия становятся заметными лишь спустя много лет.

 

Список используемой литературы.

  1. Ильин Е.П. Насилие как психологический феномен // Вестник Герценовского университета. 1/2013
  2. Колодзин Б. Как жить после психической травмы. М., 1992.
  3. Магомед-Эминов М.Ш. Психология уцелевшего // Вестник Моск. ун-та. Сер.14 Психология, 2005. №3.
  4. Одинцова М.А. Многоликость «жертвы», или немного о великой манипуляции (система работы, диагностика, тренинги). Флинта, М., 2010.
  5. Решетников М.М. Психическая травма. СПб.: Восточно-европейский институт психоанализа, 2006.
  6. Толковый словарь психиатрических терминов / Сост. В.М. Блейхер, И.В. Крук. М., 1995.
  7. Материал с сайта: http://medictionary.ru/posledstviya-nasiliya/

 

Автор статьи: психолог Лощинина Татьяна

Под редакцией: Анастасии Бабичевой.

Данная статья является собственностью автора. Копирование и распространение возможно только всего текста статьи с обязательным указанием авторства. 

Психолог, Помощь в кризис - г. Самара
Опубликовано: , 398 просмотров
К автору уже обратились 6 человек с сайта
Провела 10 онлайн консультаций на сайте
Подписаться14
Подписаться14
ПоделитьсяСохранитьЕщё...

Комментарии

крик души помогите.Потеряла сына 18лет.сауцыд.Как дальше жить чувство вины.
№1 | 1 февраля 2018
Татьяна Лощинина
Психолог, Помощь в кризис - г. Самара
Ольга328, Вам нужно обратиться за помощью к специалисту, который работает с потерями, горем, утратами. Желательно очно. В крайнем случае, Вы можете взять здесь на сайте демо-консультацию.
№2 | 1 февраля 2018
Зелина Мария Геннадьевна
Психолог - г. Калуга
Спасибо за интересную публикацию!
№3 | 1 февраля 2018
Ксения Двоеглазова
Психолог, Онлайн-консультант - г. Красноярск
Интересно было прочитать и есть о чем задуматься. Спасибо, что поделились материалом.
№4 | 2 февраля 2018
А я молчу ..(
№5 | 4 сентября 2018
Написать комментарий
Авторы проекта: Владимир Никонов и Трефилов Дмитрий 5e02e Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз