Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 27741 специалист из 939 городов
Скрыть

Liminality:Пробуждающая КОМА. Развод глазами души ребенка (статья 2).

От автора: Впервые клинический случай был опубликован в журнале «МИР МЕДИЦИНЫ» 9–10 номер, 1998 год, затем в книге Федоровой Г.М., Бажуриной В.Б. «Холистический массаж» (2001 год) http://www.solwi.ru/coma.htm.
Статья опубликована после несколько статей на сайте о разводе. Хотелось рассказать, что происходит на ДРУГОЙ СТОРОНЕ в глубинах души.

 Liminality Пробуждающая КОМА Развод глазами души ребенка статья 2

     В  любой культурной парадигме  что-то представляет особый интерес, а что-то предается забвению.   Неизменные и абсолютные ценностные понятия, пришедшие к нам из прошлого, в  настоящий период   утратили значительную долю своего влияния.  Не только молодые  испытали глубокую неуверенность, но и  умудренные опытом люди оказались  озадаченными, когда речь заходит о целях и ценностях, к которым они традиционно испытывали уважение. Современный человек  стал более свободным, но  в тоже время и более  изолированным  и одиноким.  Многие семейные ситуации  в жизни требуют ответа и нашего выбора, исходя  из нашего целостного существа,  вмещающего как холодный ум, так и горячее сердце…  Но как этого достичь?

«Спящая красавица»
В сказке «Спящая красавица» у короля и королевы рождается дочь, они высылают приглашение не только синьорам и дамам, но и феям тоже. На празднование приходят двенадцать Фей и начинают высказывать свои пожелания, но тринадцатая фея – Черная Фея – не была приглашена. Она врывается и проклинает ребенка, предсказывая, что девочка умрет, уколовшись о веретено. Это пугает всех, но остается еще одна Фея, которая не высказала своего пожелания. Она не может полностью нейтрализовать проклятие Черной Феи, но может изменить его: девочка не умрет, а проспит сто лет.
Несмотря на то, что король приказал уничтожить все веретена, девочка все же однажды поднимается  на чердак и видит  старушку, которая плетет шерсть. Она укалывает палец и в то же мгновение,   и она сама,  и  все королевство погружается в сон на сто лет. В конце периода появляется молодой принц, который  через лес прорубает себе путь, входит в замок    и видит, что все спят. Он видит спящую Красавицу, целует ее в лоб, разрушая проклятие, и пробуждает все королевство. Когда девочка спит, кажется, что ничего не происходит, на самом же деле  происходят глубокие внутренние перемены. Это – процесс    смерти – возрождения.
Смерть и сон переплетаются в сюжете, как и в состоянии комы. Мы знаем, что смерть никогда не убивает душу или божественную искру в жизни человека. В Греции смерть и сон рассматривались как братья.  Каждый сон –  маленькая смерть, способ избавиться от вчерашних забот, чтобы встретить новый день.  Поцелуй Принца в сказке  «Спящая Красавица» — это поцелуй нашего сознания, мужества  и любви.
Волшебные сказки  не только передают культурные идеалы, но и помогают найти альтернативные способы видения и поведения: сотрудничества в противовес противостоянию,  учат  не только действовать, но и быть в переходных «вакуумных» состояниях, на границе миров,  таких,  как жизнь и смерть.
Культура всегда избыточна,   и   на каждый вопрос  есть  не  один ответ, поскольку она  всегда оставляет пространство для нашего выбора, а значит и совбоды.

   С греческого языка слово КОМА переводится как «глубокий сон», состояние, характеризующееся прогрессирующим угнетением  функций ЦНС и  утратой сознания. Состояние человека в этот момент считается опасным для жизни, поскольку происходит не только  нарушение реакций на внешние раздражители, но и нарушения со стороны дыхания, кровообращения и других функций жизнеобеспечения организма. Это физиологический аспект комы. Но что же происходит   при этом  еще, по ту сторону жизни?
Состояние комы — это переход между жизнью и смертью, или  от жизни к жизни. Он может длиться ни один месяц,  и в этом случае будет являться тяжелым  испытанием  для  семьи и близких  людей.
  В этот период  КОМА ставит много вопросов перед теми, кого поглотила и кто ждет возвращения: «ХОТИТЕ ли  узнать, что там – ЗА СМЕРТЬЮ? Это КОНЕЦ или НЕТ? Почему Я здесь?  Отважитесь ли вы любить снова? Готовы ли вы вернуться? » И самый главный вопрос: «Готовы ли вы принять ребенка обратно таким, каким он стал? Вы ГОТОВЫ ОТДАТЬ СЕБЯ?»
 КОМА будет терпеливо ждать и не даст  двинуться  с места, пока  не получит ответа на свои важные вопросы, пока не наступит равновесие, не создастся брак между небом и землей, духом и материей, пока не восстановятся связи тела---разума---души---духа.  В такие часы или даже месяцы КОМЫ таинственные процессы происходят в глубинах нашей души. И хоть процесс очень опасен, все же любовь в виде  просветленного сознания может пробудить нас от сна.
Как теперь мне представляется,  задача психолога  — помочь родителям, близким найти  ответы на вопросы КОМЫ,  отыскать любовь, позволяющую  душе  сделать выбор и совершить  переход во времени и пространстве.

  Леночка - «Выбираю жизнь»

Этот случай произошел  в 1990 году. Невропатолог Первой городской больницы С-Петербурга — Оксана Константиновна -  пригласила меня  к четырехлетнему ребенку, который находился в коме  более двух месяцев. Так я встретилась с Леночкой, познакомилась с Валентиной — ее мамой, и Александром Ивановичем Григорьевым, заведующим ожогового центра, где  лежала девочка. Несмотря на то, что энцефалографическое обследование  регистрировало смерть мозга, этих   двух врачей не покидало чувство: ребенок может жить, состояние — не безнадежно... Это был мой первый  пациент, история которого во многом определила мое дальнейшее профессиональное развитие и интерес. 

История Леночки:
Валентина (мама): «Когда Лене было четыре года, — в ноябре 1989 года, -  случилась беда. Я ее мыла в ванной и вышла за  полотенцем. Меня не было минут десять. Вернувшись, я увидела, что Лена  лежит на дне ванны… Как  медсестра, я поняла, что это клиническая смерть… На «Скорой помощи» девочку  увезли в больницу…
Два месяца  Лена была в реанимации. Дважды был сепсис, отказывали легкие, энцефалограмма регистрировала смерть коры головного мозга… Ежедневно я ходила на консультацию к заведующему реанимации,  он   говорил, что у дочери состояние крайней тяжести,  что ребенок обречен, и жить не будет.  Невозможно передать словами, — что я испытала, услыхав это…
Внутри  что-то подсказывало мне: «Нет, не может быть такого — Леночка будет жить…» Но когда в очередной раз я узнала, что ей осталось жить два – три дня, сердце мое дрогнуло… Рано утром я поехала в  часовню к святой Ксении Петербургской… Когда я вернулась в больницу, врачи с удивлением сказали, что Леночка задышала  сама.
  Поскольку мою дочь отнесли к числу умирающих детей, то ни в одно отделение из реанимации ее забирать не хотели. Заведующий ожогового центра  выделил для нас  отдельный бокс… Лена была в коме, в сознание не приходила… И от  меня требовался только уход...
  Александр Иванович: «Я чувствовал, что жизнь от Лены не ушла, что внутри  есть  тяга к жизни... И нужно было сделать нечто  такое, чтобы помочь ей вернуться к жизни, воскресить эту жизнь реально...  Мозговая кома, в которой находилась Лена,   наиболее сложна  в плане лечения, и ограничиваться  только лекарственными препаратами — нельзя. Требуется непосредственное, активное участие семьи, и  направление ее сил на выздоровление ребенка. Однако это необычайно сложно, поэтому, — вместе с невропатологом, — я и мать девочки, обратились к психологу»…


ПУСТОТА, ОГРОМНАЯ ПУСТОТА   – первое, что я ощутила, когда вошла в палату к Леночке с врачом. Передо мной на  кровати лежал ребенок, — маленький, исхудавший (Лена  в тот период в свои четыре года весила не более  пяти килограммов).
До ребенка было всего три метра, но тогда мне показалось, что между нами огромное пространство, потому что я  с трудом могла различить черты ее лица. Лена была словно растворена в пространстве, в этой  «разреженной атмосфере»,  которой мы все принадлежали, но не были соединены каким-либо реальным образом. Леночка, ее мать, Оксана Константиновна и я – на мгновение стали подобны   атомам, разбросанным во Вселенной,  расстояние между которыми –  Вечность.
Это было мое ощущение КОМЫ. Позже я поняла, что в   состоянии комы связи между разумом, душой и телом ослаблены: они не прекращены, но существуют на  очень тонком  уровне. 
Охватившие меня беспокойство и страх не давали сосредоточиться, — я не знала что делать, с чего начинать… Мозг и тело Леночки молчали. Я могла протянуть нить только к ее душе. Но как?..
 
В этом, казавшимся мне  огромном пространстве маленького бокса, я увидела  глаза девочки:  они казались   черными бусинками на  белом снегу.  Зрачки глаз были неестественно расширены и неподвижны. Они притягивали меня, словно через глаза направляя   в  пространство  ЧЕРНОТЫ И ПУСТОТЫ,  к самой  БЕЗДНЕ, хозяйкой которой была КОМА.
Не отрывая своих глаз от ее, я присела возле кроватки, и мне показалось, что  не я, а БЕЗДНА сделала шаг навстречу, окутав меня и поглотив. Там, внутри нее, в этой необъятной Вселенной я пыталась отыскать Леночку,  частичку ее души… и свой свет соединить с ее светом, чтобы показать  дорогу домой…
Я не знала ни о каких духовных практиках, ни о возвращении души…   И лишь мое искреннее желание помочь и жалость к этому ребенку  руководили мной. Я не хотела возвращаться в комнату, заполненную отчаянием, я искала ее  там, в глубине ее темных глаз,  чтобы подарить частицу любви. 
Не знаю, сколько прошло времени, но тепло, которое я ощутила в груди, вывело меня из этого состояния. И я поняла, что это был ответ… Почувствовав взаимодействие, я  сильно зажмурила глаза, чтобы резко прекратить эту связь,  а открыв их, увидела, что зрачок девочки  дрогнул…    Это была ее первая видимая реакция — ответ мне и нам.

 Чтобы проверить это, я снова закрыла свои глаза и резко открыла – реакция повторилась. Я проделала это еще и еще раз.  В течение нескольких дней после этого глаза ребенка словно учились взаимодействовать с этим  миром,  они то расширялись, то сужались. Но  теперь они уже не были застывшими, как прежде, потому что  связь между мирами стала налаживаться  снова…
(Наблюдая перед этим Леночку в течение двух месяцев,  врачи  говорили об   отсутствии зрительной реакции…)
Я сказала маме, что ребенка нужно больше носить на руках, качать, разговаривать с ней. Что хорошо  читать книги, слушать песни,  которые Леночка любила, и через них налаживать связь души с этим миром,  с этой реальностью.
Постепенно мир ребенка стал расширяться, и это было видно по  реакциям ее тела,  она стала реагировать на прикосновения. А потом мама стала выходить с ней из палаты, гулять по холлу, где Леночка могла видеть знакомые мультфильмы, смотреть  на цветы в оранжерее …
Валентина: «У Лены появился зрительный рефлекс, первые эмоции... Однажды, когда я усадила ее перед телевизором, где шла передача «Спокойной ночи, малыши»,  у  нее вдруг возникла реакция на увиденное: она радовалась...
 Прошел месяц, после которого  внезапно все застопорилось, — появился зрительный рефлекс, возникли эмоции и — все…»


По своим ощущениям я поняла, что мы остановились: было чувство, что  мое внутреннее время  замедлилось … 
Было ясно, что нужно искать другую «ДВЕРЬ».  Но какую?..
В то время семейная терапия еще только зарождалась, психологические подходы в работе с комой были не известны.    Основным ключом в работе была   моя вера в то, что душа — реально существующая субстанция, которая мыслит, чувствует и  действительно может взаимодействовать с нами… Но она из другого мира… И  я обращалась к тому, другому миру с надеждой и мольбой.


Была еще зима, но солнце уже светило по-весеннему, и, казалось, давало силы и мне. Однажды я пришла  в палату с четким намерением пройти глубже в историю Лены. Я взяла ее на руки, прижала к себе, чтобы мы стали еще ближе, и, закрыв глаза, стала покачивать. Я  попросила маму еще раз подробно рассказать свою историю. Практически одновременно с началом рассказа  я неожиданно  ощутила толчок в груди, и вместе с  ним  яркую вспышку перед глазами, которая  осветила в тумане грузовую машину.
Открыв глаза,  я  стала расспрашивать  Валентину  о деталях событий, предшествующих трагедии, уже зная, что все случилось  почти сразу после развода  родителей.
Валентина: «Муж подал на развод и хотел раздела детей. Дважды решением суда дочку оставляли мне. В то время  Леночка  жила у бабушки, матери мужа, и поехав к ней, я была вынуждена силой забрать  ребенка, потому что мне ее не отдавали.  Однажды ранним утром я схватила Лену, и мы  на попутной машине добрались до дома.  Через несколько дней случилась эта трагедия, приведшая к коме.»
 Как только  Валентина стала рассказывать о побеге,   тело Лены под действием какой-то внутренней силы, выгнувшись в дугу, резко откинулась назад на моих руках, глаза закатились. Мы испугались настолько, что на мгновение застыли, и в голове, не только у меня, промелькнула мысль – это  КОНЕЦ…
Я не знала, что  делать, но …  тело само через несколько минут или секунд расслабилось. Привычное  за многие месяцы напряжение спало, но это мы заметили чуть позже…
Валентина: Этих мгновений  было достаточно, чтобы осознать все: был развод, «делили» Лену, и тогда независимо от собственного сознания, ее душа решила покинуть  этот мир: «Пусть никому я не достанусь: ни тебе,  ни ему...»

По сильной реакции Лены, я поняла, что мы коснулись   чего-то очень важного. Может быть, той точки времени,  которая и явилась точкой выбора для ее души, а потом стала гранью между жизнью и смертью, а может, просто ослабила связь души и тела.  Позже я не раз встречалась со случаями сильного испуга у детей, следствием которого было нарушение этой связи.
 После  разговора с мамой и такой столь сильной  телесной реакции, Лена стала быстро поправляться. Она словно   заново проходила   все ступени развития, начиная с рождения, только в более быстром темпе. Для такого состояния слово «быстро» -  понятие относительное, потому что к Леночке я приходила    почти ежедневно в течение четырех месяцев.  Мы вместе радовались ее первым словам  «мама», «зая»…
Изменения невозможны без  волевого усилия, и   Валентина делала все, что могла: учила дочку  сидеть,  ходить, слушать, радоваться. Леночкино желание жить, двигаться, несмотря ни на что, поражало всех. 

В такой работе готовых  рецептов не существует. И все же есть три правила,  которых я придерживаюсь в работе  с комой: это установление контакта с душой пациента, работа со всей  семьей и установление между всеми ними  новой связи. Символически это — как создание  новых отношений в семье,  новой связи (в данном случае) между душой ребенка и Землей, которая и есть ее дом и ее родители.  Конкретно в работе с Леной  я использовала работу «глаза – в глаза», затем прикосновение, покачивание, массаж, каждый раз чувствуя, что необходимо девочке в данный момент.
В этом случае самым важным было  то, что верившие в Лену два врача, мама и я действовали вместе, поддерживая друг друга на протяжении всего пути. 
Валентина: «Когда Леночка  понемногу научилась ходить за ручку, однажды, идя по улице, она вдруг сказала мне (говорила она плохо, но  я понимала ее): «Мама, когда меня не было с тобой, когда я была у Боженьки, у иконки, я очень хотела к тебе, я просилась к тебе». Я перепросила: «Где ты была?» Она отвечает: «У иконки, Да у Бога я была, у Бога, мама. Я очень хотела к тебе...»
Означало ли это, что отчаяние, подтолкнувшее душу ребенка  отторгнуть жизнь, привело его  к Богу. Возможно   ли вообще  такое  движение  души для  такого маленького еще ребенка? Если да, то  каково влияние   сознания и воли    души на нашу светскую жизнь?
Прошло более  пятнадцати лет. Она Лена  учится в школе, любит модно одеваться, танцевать. Дважды за эти годы делали энцефалограмму, и никаких значительных  отклонений не обнаружили: остались последствия реанимации – трахеостома (повреждение трахеи при искусственной вентиляции легких). У девочки хорошая память. Удивительно, но    через    15 лет она  стала вспоминать некоторые детали, события, которые происходили с ней  до трагедии.
Нередко тот мир, в котором человек себя обнаруживает после случившегося, кажется ему абсолютно новым, но в тоже время давно знакомым, близким его сердцу.
 
 После всего пережитого  Валентина написала такие строчки, которые не могут не затронуть сердце: «Глядя на Лену, я чувствую сладость рая, живущего в ней. Смотришь  на нее и приходишь к мысли, что, может быть, этот мир держится только потому, что есть дети, страдания которых  перевешивают чашу нашего незнания. Судьбы таких детей  раскроются в Вечности…"
Я ясно поняла, что за наши грехи страдают наши дети. Если бы они не были

Н А Ш И М И   ДЕТЬМИ, они бы не страдали за нас. Но тогда бы они от нас и не родились…» 
 
Практически в любой терапевтической работе,  а тем более в  глубинной терапии, терапевт   является одновременно  наблюдателем  и непосредственным участником  «жизни» пациента, или, скорее, той реальности,  в которой находится пациент и его родные. Погружение же  в  жизнь  пациента предполагает   непосредственное  взаимодействие и воздействие этой реальности, в данном случае  реальностей «Комы» или «Смерти» на психолога, то что К.Юнг называл алхимическим взаимодейстивем двоих, в котором оба  претерпевают изменения. В современной психологии подобные случаи можно отнести к педагогике порогового состояния, обозначив их как  дазайн (Dasein) в психотерапии.
Нетрудно предположить, что,  избирая такой путь, терапевт столкнется с  экзистенциальными проблемами, характеризующими эту реальность.  И потому у него должна  быть готовность  исследовать эти проблемы в соответствии с экзистенциальными законами, а значит,  до этого должен быть выработан  «иммунитет» и особый уровень   экзистенциальной защищенности.
Каким образом мы можем  погрузиться в эту реальность? Здесь я  могу высказать  два предположения исходя из опыта работы  с послеоперационными больными. Первое связано  с тем, что  эта реальность нам уже знакома: какая- то часть нашей личности, возможно,  в результате психической травмы, уже  пересекала эту черту. Второе  связано с  наличием  или приближением  экзистенциального кризиса, который  может открыть врата  в эту реальность. Однако, полагаю, как в первом,  так и втором  случае,  на первых этапах кризис неизбежен.  Именно поэтому в  такой работе мы снова и снова  лишаемся  иллюзий относительно своей собственной жизни и  профессиональных знаний. Новый опыт (dasein), как правило, не может быть интегрирован  на основе тех мировоззренческих ресурсов, которые имеются в его окружении.
 Подобная работа требует от терапевта  большого мастерства  и готовности встать перед достаточно мучительными вопросами жизни.  Например, такими, как: вправе ли я ожидать, что мама ребенка сможет справиться  с подобной проблемой? Сможет ли она принять девочку  после выхода из Комы? Вправе ли я вообще пересекать эту границу «жизни и смерти»? Должна ли   я    во имя торжества любви и  жизни   разрушать  стойкую позицию классической медицины? 
Первая моя серьезная публикация о подходах SOLWI терапии и этого клинического случая, напечатанная в журнале «Мир медицины»,  так и называлась «Отодвигая черту».
 Помощь людям, оказавшимся в подобной ситуации, и находящимся рядом, сопряжена с большими проблемами, поскольку в ее процессе происходит кардинальное изменение их мировоззрения. Для большинства врачей  такой подход достаточно сложен. Но реальность остается реальностью,  и против фактов трудно выдвинуть иные аргументы. Этот случай поразил  многих врачей Первой детской больницы. Вопросы буквально «висели» в воздухе. Их не задавали вслух, не обсуждали, но они постоянно ощущались в   той напряженной  атмосфере, где  мы все находились.   Что регистрирует энцефалограмма? Каковы возможности мозга?...

У нас  было много «своих» вопросов, но они были несколько другими: Неужели душа маленького ребенка может  выбирать? Она так разумна? Жизнь и законы этого мир могут быть  отвергнуты  душой?
  Любовь и вера сильнее смерти? Неужели наше физическое здоровье так связано с душевным? И многое другое, что заставило нас самих пересмотреть  взгляды на человеческую природу, не на словах, а наяву встретиться с чудом. Было ясно, что мы не знаем о чем-то  важном, может, самом главном,  и  что более верно — имеем весьма смутное представление о самом человеке.
КОМА поставила много вопросов перед врачами, психологами, людьми, с которыми встретилась, до сих пор ОНА — предмет обсуждения в медицинской практике, особенно там, где вопросы этики наиболее важны. 

Вопреки этим словам, требованиям трансплантологии – девочка жива, здорова. Энцефалографические обследования,  проводившиеся в течение последних лет,  не фиксируют каких-либо отклонений.  В 2005 года  Лена закончила специализированную школу  и была признана лучшей ее ученицей. Сейчас она  учится, осваивает свою будущую профессию в оранжерее,   и скоро будет дарить людям  цветы,  цветы, выращенные  теплом своей души и светом, принесенным издалека… 


Некоторые выводы 
1. Рассматривая представленный клинический случай  с индивидуальной позиции  конкретного человека: меня, Валентины, врачей больницы, надо  отметить,  что этот процесс представляет нечто большее, чем процесс  индивидуации, о котором К.Юнг писал: «Самоосознание отдельного  человека, возвращение индивида к основе человеческой   сущности, к своей собственной сущности и ее  индивидуальной и социальной определенности есть начало для исцеления от слепоты, которая правит сегодняшним    днем.   Интерес к проблеме человеческой души есть симптом    этого инстинктивного возвращения к самому себе».
Возвращение к основам  нашей человеческой сущности потребовало  поставило немало вопросов, чтобы затем в дальнейшем  в своей социальной определенности  постараться ответить на них. 
2. Рассмотрение  этого случая  с точки зрения сохранения познавательной функции  человека  при отсутствии сознания, как такового,  ставит множество вопросов перед основоположниками   теорий сознания.  Вероятно, рассматривая это состояние, как  измененное состояние сознания (ИСС), мы имеем дело с еще одной его иерархической  структурой, принадлежащей  духовному измерению, свойственному периоду лиминальности, как переходному пространству  от одного  нашего состояния сознания  к  иному, более  объемному и зрелому. В этой связи приобретает особый интерес исследования периодов лиминальности, не только в послеоперационный период и состоянии комы, но и при изменении семейного ( и социального статуса. 

3. Рассматривая этот случай с точки зрения формирования религиозного сознания, необходимо отметить, что любая религия раскрывает  наличие «священного»  и выделяет то, что действительно есть. Она  помогает  человеку  создать  мир,  который не является мимолетным и непостижимым, каким   он нередко становится   для нас  в периоды  нестабильности или  погружения существования  в «хаос  абсолютной относительности,   в котором не просматривается  никакого «центра» и ориентиров.
4. Какой бы выбор ни был сделан эпохой, сама культура,  возведенная в ранг искусства, обладает особой ценностью. Она  обладает  не только свойством хранения информации, но и  сама выступает как генератор творчества или источник порождения нового культурного кода для возрождения особо важных и значимых идей через самого человека.  Поэтому такие ценности как  человеческое тепло, душа, любовь  всегда будут  возвращаться в нашу жизнь, и  занимать те позиции, которые и должны занимать  в нашей жизни.
В завершении
В 2008 году я уже в связи с другими обстоятельствами оказалась в этой детской больнице.  Прошло много времени,  заведующим  отделения  был уже другой человек, но остались многие из тех, с кем  работали вместе. И поразило меня то, что все,  о чем мы мечтали прежде – осуществилось, а  главное — сохранилась атмосфера  доброты и заботы. Я увидела, как реализовалась наша мечта по созданию переходного пространства: выстроенный зимний сад, свежий воздух,  который так необходим  в  этом отделении, еженедельные  выступления артистов и подарки детям от  спонсоров, а главное — атмосфера заботы и тепла, в которой  только и может произойти оздоровление и исцеление души маленьких и взрослых в этом лиминальном - переходном ландшафте.
Все это приносит немало хлопот старшей медсестре. Но есть из-за чего! Дети нуждаются в радости и любви  в том месте, которое называется ЗЕМЛЯ, и где она  - душа пустит свои корни, и  те, кто работают с ними  прекрасно это понимают.  Когда мы переживаем потрясение  и получаем новый мировоззренческий ресурс, необходимо воспользоваться им, чтобы по-новому построить свою профессиональную жизнь, в которой этот опыт будет в согласии с нашим видением и пониманием жизни.

 

 
    

 

 

Психолог - г. Санкт-Петербург
Опубликовано: , 817 просмотров
Подписаться12
Подписаться12
Поделиться52СохранитьЕщё...
Комментарии
Написать комментарий
Авторы проекта: Трефилов Дмитрий и Владимир Никонов bc697 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз