Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 30028 специалистов из 977 городов
Ваш город: г. Сиэтл ?
Скрыть

О положении женщин в СССР. Семейная политика первых лет Советской власти.

От автора: В связи с интересом к гендерным проблемам решила опубликовать информацию о положении женщин в СССР

Первые годы Советской власти характеризуются огромными изменениями в сфере семейной политики. Первый этап семейной политики Советской России проходил во время сексуальной революции и характеризуется в первую очередь максимальной свободой, попытками если не упразднить семью, то свести ее значение до минимума.

«Современная индивидуальная семья, - писал Энгельс, - основана на явном или замаскированном домашнем рабстве женщины, а современное общество - это масса, состоящая сплошь из индивидуальных семей, как бы его молекул. Муж в настоящее время должен в большинстве случаев добывать деньги, быть кормильцем семьи, по крайней мере в среде имущих классов, и это дает ему господствующее положение, которое ни в каких особых юридических привилегиях но нуждается. Он в семье - буржуа, жена представляет пролетариат» (Кузнецова Л. Н. , 1999 (1980), гл. Кто сейчас глава семьи).

Такое положение дел было изменено, семья из приватного института превратилась в публичный.

В качестве идеала декларировался свободный союз любящих людей. Союз, не обремененный никакими классовыми предрассудками или имущественными тяжбами.

«От буржуазии мы получили прогнившую, дезорганизованную семью, массовую проституцию» (Залкинд А.Б., 1925, с. 71).

Первым шагом избавления от прогнившей семьи стал «Декрет о расторжении брака» от 19 декабря 1917 г. (СУ № 10. Ст. 152). Процедура развода была максимально упрощена, для расторжения брака достаточно стало желания одного из супругов расторгнуть брак. Для того, чтобы дело о разводе было рассмотрено, оба супруга или даже их поверенные вызывались в суд. (Ст. 152, п. 3).  После провозглашения этого декрета количество разводов моментально возросло. Так, по данным Королева Ю.А. «в Москве число разводов в 1918 г. составило примерно 1 000 в месяц, потом стабилизировалось до 400-500 в месяц». (Королев Ю. А., 1971, С. 152).

Значение этого декрета очевидно. Он раскрепостил не только женщину, но и мужчину. Вера Бильшай отмечает, что

«на основании принятого Советской властью декрета о разводе было расторгнуто много «неравных браков». В советском обществе брак стал поистине свободным, добровольным союзом мужчины и женщины, основанным на взаимной любви и дружбе» (Бильшай В., 1959, С. 109).

В данном случае, значение декрета явно преувеличивалось во славу Советского Правительства.

Следующим важным декретом в сфере социальной политики является «Декрет о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния» от 20 декабря 1917 г. (СУ № 11. Ст. 16). «Российская Республика впредь признает лишь гражданские браки, церковный брак же объявляется  частным делом брачующихся», гласит Примечание к п. 1 Декрета.

Важным пунктом декрета было устранение дискриминации внебрачных детей. Внебрачные дети были уравнены с брачными относительно прав и обязанностей как родителей к детям, так и детей к родителям. Матери ребенка было представлено право судебным порядком доказать отцовство (п. 10 Декрета).

Однако Декрет обозначил лишь в общих чертах изменения в семейной сфере. Принятый же 16 сентября 1918 г. «Кодекс законов РСФСР об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве» (СУ № 76-77. Ст. 818) дает более ясное представление об изменениях, произошедших в этой сфере общественной жизни.

Церковные браки, заключенные до 20 декабря 1917 г. (то есть заключенные до Декрета о браке) имеют силу зарегистрированных браков (Примечание к п. 52 Кодекса). Религиозные браки, заключенные после введения в силу Декрета не порождали никаких прав и обязанностей супругов. Только гражданский (светский) брак, зарегистрированный в отделе ЗАГС давал супругам права. (п. 52 Кодекса). Таким образом, с одной стороны, Советская власть четко обозначила свои позиции, лишив церковный брак официальности и легитимности, а, следовательно,  значение церкви вообще нивелировалось. С другой стороны, это постановление явилось фактом закрепощения женщины. Введение в силу Кодекса не могло моментально изменить сознание людей, многие люди по-прежнему относились к церковному браку как к законному (и даже более законному и надежному, чем гражданский брак), по-прежнему большое количество браков совершались по церковным обрядам и в случае развода при церковном браке женщина в одночасье оказывалась совершенно бесправной.

У женщин, не состоящих в браке, появилась возможность взыскать алименты с отца ребенка. Забеременевшая женщина, не состоящая в браке, должна была  не позднее как за 3 месяца до родов подать заявление в ЗАГС, указав время зачатия, имя и место жительства отца. ЗАГС извещал предполагаемого отца, который, в свою очередь (если не считал себя отцом ребенка) мог обратиться в суд. Если же отец не возбуждал спора, то такое поведение приравнивалось к признанию ребенка своим и ответчик должен быть платить алименты на содержание ребенка (п. 141 – 140 Кодекса).

Однако то, что внебрачные и законнорожденные дети имели равные юридические права, не значит, что они были равны фактически. То обстоятельство, что ребенок имел право на содержание от отца, не означало, что он всегда мог этим правом воспользоваться. В первые послереволюционные годы было широко распространено подкидывание детей, что говорит о том, что закон все-таки не достаточно защищал женщину. Неразбериха в стране позволяло легко уклониться от оказания помощи ребенку.

В 1917 г. было принято Постановление Совнаркома «Об отпусках», в котором женщинам предоставлялось право на освобождение от работы по беременности и родам в течение 16 недель (8 недель до и 8 недель после родов) с выплатой пособия в размере полного заработка. Важно отметить, что в то время это был самый длительный отпуск по беременности и родам в мире.

В 1917 году был также принят Декрет «О восьмичасовом рабочем дне», в котором устанавливались ограничения применения труда женщин на сверхурочных, ночных работах. (Баскакова М. Е., 1998).

В июле 1919 г. были введены «пособие кормящей» матери и продовольственная «материнская карточка». Это пособие выдавалось кормящим матерям в течение семи месяцев после родов в размере заработка, а занятым домашним трудом – в размере средней тарифной ставки данной местности. «Материнская карточка» выдавалась … всем относящимся к неземледельческому населению беременным женщинам» (Бильшай В., 1959, С. 113). Таким образом, крестьянки оказались маргиналками, их не коснулось поощрение материнства. Поражаем цинизм разделения матерей на работниц и крестьянок, при этом первым нужно помогать, а вторые должны справляться сами.

18 ноября 1920 г. увидел свет декрет о разрешении медицинских абортов по желанию женщины. Предпосылкой возникновения этого закона можно считать мнение В.И. Ленина об абортах, который считал, что необходимо

«...требовать безусловной отмены всех законов, преследующих аборты». В. И. Ленин. Соч., т. 19. стр. 207. 

Вот что говорится в Декрете. «За последние десятилетия, как на Западе, так и у нас возрастает число женщин, прибегающих к прерыванию своей беременности. Законодательства всех стран борются с этим злом путем наказаний как для женщины, решившейся на выкидыш, так и для врача, его произведшего. Не приводя к положительным результатам, этот метод борьбы загнал эту операцию в подполье и сделал женщину жертвой корыстных и часто невежественных абортистов, которые из тайной операции сделали себе промысел...

Наркомздрав и Наркомюст, охраняя здоровье женщины и интересы расы от невежественных и корыстных хищников, и считая метод репрессий в этой области абсолютно не достигающим цели, постановляют:

1. Допускается бесплатное производство операций по искусственному прерыванию беременности и в обстановке советских больниц, где обеспечивается ее максимальная безвредность.

2. Абсолютно запрещается производство этой операции кому бы то ни было кроме врача». («Известия» ВЦИК за 18.11.1930, № 259).

Итак, СССР является первой страной в мире, где были разрешены аборты. Женщина получила право сама регулировать рождаемость.

Особым достижением этого Декрета стало то, что женщина, сделавшая аборт, не подвергается репрессиям, проблема планирования семьи становится приватной проблемой.

Н.К. Крупская отмечала, что «борьба с абортами должна вестись не преследованием матерей, … а должна быть направлена на устранение тех социальных причин, которые ставят мать в такое положение, что либо аборт, либо в воду» (цит. по Демографическая политика, 1989, С. 14).

Однако негативной стороной этого закона являлось то, что благодаря легализации абортов в 1920-е годы в России сформировалась особая «абортная» культура.

Общество привыкло «к широкому производству абортов как к основному или даже единственному способу регулирования числа детей в семье» (Попов А.А., 1995.,  С. 115).

В  связи с этим,  не обращалось внимание на альтернативные методы ограничения рождаемости.   Разве что можно обратить внимание на такой «эффективный» способ как «прерванное сношение». Доктор Г.Я. Брук (журнал «Делегатка», 1927, № 17) отмечает, что это способ предохранения дает 100 % гарантии, доступен всем и каждому и совершенно бесплатен. Неудивительно, что при таком «высокоэффективном» способе аборт оставался основным способом регулирования рождаемости.

Еще одним фактом юридического раскрепощения женщины стало то, что женщина при замужестве могла сама выбирать себе фамилию. Если до революции женщина была обязана взять фамилию мужа, то в Кодексе законов о браке говорится, что супруги вольны сами выбирать фамилию мужа или жены по своему усмотрению.

После революции возникает сильнейший интерес к вопросам сексуальных отношений. Изменение, перестройка всех форм общественной жизни должно (и это вполне логично и закономерно) касаться всех без исключения сфер человеческой жизнедеятельности. Следовательно, эти изменения не могли обойти стороной такой важный вопрос как взаимоотношения мужчины и женщины.

Ф. Энгельс отмечал, что интерес к вопросам межполовых отношений в переходный для общества период – закономерность: «...в каждом крупном революционном движении вопрос о «свободной любви» выступает на первый план. Для одних это - революционный процесс, освобождение от традиционных уз, переставших быть необходимыми, для других - охотно принимаемое учение, удобно прикрывающее всякого рода свободные и легкие отношения между мужчиной и женщиной» (цит. по Лебина Н. Б, 1999 (1994).

Идея сексуальной революции логично вписывалась  в общую канву социальной политики. Дореволюционный (читай плохой) брак рассматривался как брак по расчету, основанный исключительно на материальных выгодах, брак, где одна сторона (мужчина) эксплуатирует другую (женщину). Естественно, такому браку не было места в Советском обществе.

В.И. Ленин считал, что необходимо противопоставлять «мещански-интеллигентски-крестъянский пошлый грязный брак без любви - пролетарскому гражданскому браку с любовью» (цит. по Лебина Н. Б, 1999 (1994).

Новый, пролетарский брак должен был основываться на любви, это – свободный союз, в котором нет и не должно быть места материальной корысти.

Общественность (особенно молодежь) с энтузиазмом приняла идею свободы в сексуальной сфере, исказив ее до предела. В неподготовленных умах энтузиастов-пролетариев свободная любовь ассоциировалась с беспорядочной в половой жизни. При этом, такие «политики-самоучки», не поняв и исказив слова Ленина, пытались вводить новые правила в жизнь, приобщая «темные народные массы» к новой свободной жизни. Одним из колоритных примеров внедрения слов Ленина в жизнь является Декрет о социализации женщин, который ходил во многих провинциальных городах России. В Декрете говорилось, что «С 1 мая 1918 г. все женщины с 18 до 32 лет объявляются государственной собственностью. Всякая девица, достигшая 18-летнего возраста и не вышедшая замуж, обязана под страхом строгого взыскания и наказания зарегистрироваться в бюро «свободной любви» при комиссариате призрения. Зарегистрированной в бюро «свободной любви» предоставляется право выбора мужчины в возрасте от 19 до 50 лет себе в сожители супруга... Мужчинам в возрасте от 19 до 50 лет предоставляется право выбора женщин, записавшихся в бюро, даже без согласия на то последних, в интересах государства. Дети, произошедшие от такого сожительства, поступают в собственность республики». (цит. по Лебина Н. Б, 1999 (1994)).  К сожалению, мы не знаем автора этого Декрета, не знаем, насколько Декрет был популярен и, сколько девиц зарегистрировались в бюро «свободной любви». Однако этот Декрет дает нам важную информацию о том, что интерес к проблемам межполовых отношений происходил в первую очередь из масс.

Положение женщины в дореволюционной России

Политика «нового быта» СССР

Семья и сфера сексуальных отношений в период НЭПа

Психолог, Гештальт-консультант - г. Всеволожск, г. Санкт-Петербург
Опубликовано: , 3577 просмотров
К автору уже обратились 4 человека с сайта
Подписаться91
Подписаться91
Поделиться1СохранитьЕщё...

Комментарии

Павел Масычев
Психолог - г. Саратов
Юлия, тема очень интересная. Вы знакомы с трудами Е.Р. Ярской-Смирновой на эту тему? Они в "Центре соц. политики и гендерных исследований" даже документальные фильмы на эту тему снимали.
№1 | 18 июня 2016
Гусева Юлия Евгеньевна
Психолог, Гештальт-консультант - г. Всеволожск
Павел, конечно. Фильм хороший и Елена Ростиславовна тоже прекрасный специалист и человек.
№2 | 18 июня 2016
Павел Масычев
Психолог - г. Саратов
Очень люблю находить общих знакомых. Я учился у Елены Ростиславовны в магистратуре. Валентина Николаевна Ярская-Смирнова председательствовала на защите моей канд. диссертации. Великий человек. Спасибо за Ваши статьи, жаль, что этой теме мало внимания уделяется сегодня.
№3 | 18 июня 2016
Кудина Елена Евгеньевна
Психолог - г. Наро-Фоминск
Спасибо! С интересом жду продолжения темы!
№4 | 19 июня 2016
Гусева Юлия Евгеньевна
Психолог, Гештальт-консультант - г. Всеволожск
Елена Евгеньевна, обязательно будет продолжение. Освещу весь ХХ век. Спасибо за интерес.
№5 | 19 июня 2016
Спасибо. Интересную тему освещаете в Ваших статьях.
№6 | 19 июня 2016
Что ставит под сомнению весь материал статьи, её правдивость и достоверность. Ссылка на белогвардейскую фальшивку "Декрет о социализации женщин". На этот бредовый и лживый документ ссылался Жириновский, ссылаются все клеветники-антисоветчики. В чем грубая лживость и не соответствие в смысле этого "Декрет о социализации женщин", женщины объявляются практически рабами. Этот бред цитировать это значит не уважать читателей и себя, как научного работника. Всё это определяет статью, как часть программы уничтожения исторического мировоззрения России и русских. Бешеная русофобская атака на Ленина и СССР продолжается. Вы часть русофобского проекта.
№7 | 15 августа 2018
Гусева Юлия Евгеньевна
Психолог, Гештальт-консультант - г. Всеволожск
Алекссандр, спасибо за комментарий и интерес.
Если Вы внимательно читали, я ссылаюсь не на Декрет как таковой, а на авторитетную исследовательницу Лебину Н.Б. и привожу ее цитату.
Перечитайте последний абзац моей статьи. Спасибо.
№8 | 17 августа 2018
Написать комментарий
Авторы проекта: Трефилов Дмитрий и Владимир Никонов 86d09 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз