Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 27756 специалистов из 940 городов
Скрыть

Факторы, поддерживающие созависимость


Факторы поддерживающие созависимость

     Благодаря самой природе созависимости человек нахо­дится в ловушке, состоящей из порочных циклов. Некото­рые из этих циклов взаимодействуют с разрушительными циклами окружающих людей, другие незаметны для окру­жающих. Но все они питают созависимость, развивая и уве­личивая ее. Перед тем как начнется исцеление, их необхо­димо выявить и прервать.

ЦИКЛ ЗАВИСИМОСТИ

     Один из наиболее вредоносных из этих циклов — цикл зависимости. Представьте себе ребенка, играющего зимой на вершине высокого холма. Он лепит большой, твердый снежок, смотрит куда его бросить — на пути не должно быть деревьев или камней, — и пускает снежок вниз. Вначале снежный комок движется медленно и неуклюже, но посте­пенно он набирает вес и скорость. Уже к середине пути он превращается в огромный тяжелый ком, который неуправ­ляемо и без остановки катится вниз. Докатившись до под­ножья холма, снежный ком продолжает катиться по ровной местности. Теперь он стал чудовищно огромным и способен покалечить того, кто окажется на его пути. Цикл зависимос­ти похож на такой снежный ком.

     Вначале психологи считали созависимость не более чем синдромом, возникающим у людей, живущих в тесном вза­имодействии с алкоголиками и другими зависимыми. Те­перь мы знаем, что, невзирая на то, как именно возникла созависимость, она начинает подпитываться и поддержи­ваться в цикле созависимости благодаря содержащемуся в ней компоненту зависимости. Поэтому вы не можете изба­виться от нее, ограничившись определением и проработкой ее причины: вам надо излечиться от самой созависимости и устранить компонент зависимости, который ее питает.

     ОТРИЦАНИЕ

     Посторонний наблюдатель ясно видит динамику цикла и спрашивает зависи­мого: «Почему ты это делаешь с собой, когда последствия твоих поступков так очевидны?». В ответ звучит отрицание. Единственный способ, которым зависимый человек может поддержать свою зависимость, — это отрицать ее.

     Он утверждает, что ситуация лучше, чем в действитель­ности, и, используя магическое мышление, сводит ее по­следствия до приемлемых или даже до нуля. Если пелена от­рицания на короткое время спадет с его глаз, он увидит свой цикл зависимости таким, какой он есть на самом деле.

     Отрицание играет более важную роль для созависимого, чем для зависимого. Зависимому приходится иметь дело только со своей зависимостью, а созависимый имеет две проблемы: свою собственную и зависимого. «Его проблема не такая уж трудная и вполне разрешимая, а у меня вообще нет проблем».

     Созависимые, растущие в дисфункциональной семье, очень рано обучаются эффективному использованию отри­цания. Исследователь созависимости Клодия Блэк приво­дит запоминающийся пример. Она была еще совсем ма­ленькой — лет трех или около того, когда однажды утром, проснувшись, увидела своего пьяного отца, валяющегося во дворе. Она в ужасе бросилась к матери: «Мама, что случи­лось? Папа лежит на улице!». Мать совершенно спокойно ответила: «Не волнуйся, зайка, папа отдыхает».

     Клодия до сих пор ясно помнит, как она тогда кивнула и повторила: «Папа отдыхает». Таким образом, еще совсем крошкой она научилась, увидев что-то пугающее, отрицать его реальность, выворачивать факты наизнанку и говорить себе: «Нет, ситуация вовсе не такая ужасная, как кажется. На самом деле все нормально».

ГНЕВ

     Боря и Даша встретились и с первого взгляда полюбили друг друга. Они могли бы пожениться сразу, но осмотри­тельно решили повременить. Им мешали некоторые фи­нансовые соображения; к тому же ни тот ни другая еще не были готовы расстаться со своим свободным положением.

     Оба быстро продвигались по служебной лестнице и решили, что стоит подождать стабилизации на карьерном фронте, перед тем как круто менять свою жизнь.

     Предполагалось, что даже идеальные отношения между такими безупречными людьми, как Боря и Даша, будут протекать не совсем гладко. Отец и мать Бори непрерывно ссорились, а ведь они тоже считались идеальной парой. «Наверное, без ссор просто нельзя обойтись, — думал Боря, — они в порядке вещей». Даша тоже так думала: ее отец злоупотреблял алкоголем и постоянно препирался с ее матерью — чопорной ханжой. Однажды, чтобы загладить впе­чатление от особенно неприятной ссоры, Даша подарила Боре дорогой велотренажер, оборудованный самыми со­временными приставками: цифровым спидометром, ком­пьютерным измерителем давления и сердечного ритма и факультативной гребной функцией. Боря был в восторге от него. Он решил держать тренажер в просторном доме Даши, потому что его квартира была небольшой.

2 августа. После бурного выяснения отношений Боря и Даша поклялись разойтись навсегда. С них хватит! Боря за­брал велотренажер и перенес его в свою квартиру; тренажер пришлось втаскивать на третий этаж по лестнице, потому что в лифт он не вошел.

5 августа. Измученная угрызениями совести Даша при­шла к Боре просить прощения, и он ее простил. Они вмес­те снесли велотренажер вниз по лестнице и вновь установи­ли его в доме Даши.

13 августа. Приревновав невесту к сослуживцу, Боря сильно поругался с ней. Он забрал тренажер и перевез его в свою квартиру.

14 августа. Остыв, Боря пересмотрел ситуацию, позво­нил Даше и предложил помириться. Она простила его, и он пришел к ней на обед, прихватив с собой велотренажер.

1 сентября. Даша рассердилась на то, что Боря слишком много командует, и потребовала, чтобы он «дал ей дышать».

     Последовала яростная ссора, и Даша выкинула Борю на улицу вместе с велотренажером.

6 сентября. Опять состоялось примирение. К тому време­ни от велотренажера отвалились резиновые подставки, а руль разболтался. Его также не украсило падение с лестни­цы, когда Боря уронил его, перевозя обратно к Даше.

17 сентября. Боря поразил своих друзей, объявив им, что собирается делать пластическую операцию носа и подбо­родка. Неужели он хочет улучшить такое совершенное ли­цо? Никогда не отличавшаяся особым тактом, Даша назва­ла его болваном с комплексом неполноценности. Потре­панный тренажер вместе с Борей вновь вернулся в кварти­ру на третьем этаже.

     Хотя эта ситуация кажется абсолютно фантастической, мы не придумали Борю и Дашу, только изменили имена. 

     Как бы нам хотелось сказать, что после терапии Боря и Даша обрели мир и покой. К сожалению, этого не произо­шло. Оба остались при своем убеждении, что постоянные ссоры — нормальная составляющая жизни эмоциональных и нервных молодых администраторов: ведь их родители (ко­торые, по словам детей, также отличаются чувствительнос­тью и слабыми нервами) ссорились точно так же. Ни Боря, ни Даша не видят, какой вред приносят им постоянный гнев и враждебность. Ни один из них не признается, что ссоры становятся все более сильными и частыми.

СКРЫТЫЙ ГНЕВ

     В каком-то смысле Боре и Даше повезло. Они не скры­вали и признавали свой гнев, хотя и отрицали его влияние. В практике мы видим, что в каж­дой паре созависимых обе стороны часто испытывают силь­ный гнев. Если его не выявить и не признать, он тем или иным путем вырвется наружу, а это всегда наносит вред эмо­циональному, а иногда и физическому здоровью пациента.

     Если созависимые партнеры отрицают наличие гнева, они загоняют его внутрь.

     Скрытый гнев так часто проявляется как депрессия, что некоторые психологи упрощенно определяют депрессию как «гнев, обращенный внутрь себя». Гнев — не просто ис­точник депрессии, он — одна из ее первопричин.

     Отрицаемый гнев может выражаться и другими косвен­ными способами, например, в виде так называемой пассив­но-агрессивной реакции. Так, жена, известная как большая аккуратистка, постоянно сжигает рубашки мужа утюгом, хотя прекрасно умеет гладить. Или муж все время обдирает руки, меняя масло в машине. Или взрослый сын, живущий вместе с матерью-собственницей, в течение одиннадцати лет каждый раз, идя в погреб, ударяется головой о притоло­ку. Все эти действия приводят к боли или раздражению. Че­ловек не чувствует гнева или не признает его, но упомяну­тые бессознательные действия дают ему возможность про­явить свой гнев и таким образом снять напряжение.

     Еще одно обычное следствие скрытого гнева — сексуаль­ная дисфункция. Одна немолодая клиентка призналась нам: «Мы уже десять лет не были физически близки с мужем. Я люблю и уважаю его, но у меня нет к нему сексуального вле­чения. Да, это проблема; да, я испытываю депрессию, но поймите, я на него вовсе не сержусь».

     Мужчина или женщина, отрицающие свой гнев, склон­ны к приступам тревоги или паники без особых на то при­чин. Как бы то ни было, их гнев ищет выхода и рано или по­здно найдет его. Скрытый гнев прорывается наружу с такой силой, что паника просто пугает человека: «Я думал, что умираю, — меня захлестнули страх и странные чувства, о которых я раньше не имел понятия».

ИСТОЧНИКИ ГНЕВА

     Каждый нормальный человек время от времени сердит­ся. Но откуда берется гнев, превращающийся в опасную для здоровья депрессию, саморазрушительные действия, сексу­альные проблемы и приступы тревоги? В созависимых взаи­моотношениях существуют несколько причин для сильного гнева, которые порождаются факторами, отличными от зна­комых всем повседневных неприятностей.

 Потерянное детство

     Напомним, что «сосуд любви» созависимых, скорее все­го, пуст, поскольку в детстве родители не смогли его на­полнить. Почти всегда созависимый также выносит из дет­ства запас старого невыраженного гнева, глубоко спрятан­ное чувство, что его каким-то образом обманули, что он не оправдал ожиданий родителей. Эти чувства могут быть не­осознанными и не выраженными словами, и тем не менее они существуют. Если в детстве имело место физическое насилие, гнев усиливается.

 Отсутствие личностной целостности

     Другой источник, который мы до сих пор не обсуждали, — это отсутствие у созависимого чувства самоидентифика­ции. Когда это чувство сопровождается низкой самооцен­кой, человеку кажется, что в нем «чего-то не хватает». Цель­ность личности заменяется сомнениями, а возникающее в результате разочарование находит выход в виде гнева.

 

Отсутствие любви

     Вспомним, что созависимый с почти пустым «сосудом любви», как магнитом, притягивается к людям, «сосуды» которых также пусты. Невысказанное и неосознанное ожи­дание таких «половинчатых» людей при вступлении в брак можно выразить словами: «Ты заполнишь мой «сосуд люб­ви» и сделаешь меня цельным человеком». Однако ни один из них не способен на это. Разочарование и чувство, что те­бя предали, порождает новый гнев. Можно сказать, что «со­суд гнева» наполняется по мере того, как опустошается «со­суд любви».

     Нормальные супружеские взаимодействия, когда супру­ги не являются созависимыми, можно представить себе в виде двух кругов. И муж, и жена не «половинки», а полно­ценные личности — мы рисуем каждого из них в виде сплошной окружности. Оба они вступили в священный брачный союз не по необходимости, а по своему выбору. У каждого, как и у брака в целом, четко определены личност­ные границы. Их супружество не исчерпывает их жизнь: в браке, как и вне его, они — полноценные индивидуальнос­ти. Для них любовь — это выбор, сознательный шаг к взаи­мопониманию и счастью.

     Созависимая личность, напротив, не имеет четких гра­ниц, поэтому мы изображаем ее в виде пунктирной окруж­ности. «Половинчатость» такой личности определяется не искажением формы, а отсутствием границ личности. Как уже говорилось, один из признаков созависимости — не­определенные представления о себе, отсутствие четкой са­моидентификации. Созависимый как бы спрашивает: «Кто я такой?», тогда как не страдающий созависимостью чело­век не понимает, как можно не знать этого.

     Если две такие расплывчатые «окружности» объединяют­ся, их жизни перепутываются одна с другой. В каком-то смысле они карабкаются друг на друга: каждый страстно же­лает поглотить другого, дополнить себя, обрести наконец цельность личности — превратить пунктир в сплошную ли­нию. Конечно, у них ничего не выходит — даже если их жиз­ни совсем сольются, они не достигнут цельности, о которой мечтают. В результате и муж, и жена чувствуют, что их исто­щают и душат — и это логично, потому что каждый из них старается вытянуть из другого то, чего ему не хватает. Оба начинают чувствовать, что их используют, и это хроничес­кое чувство эксплуатации и нарушения личностных границ становится постоянным источником невысказанного недо­вольства и враждебности.

     В конце концов пара доходит до разрыва. Один из них или оба пытаются оттолкнуть второго: «Мне нужно свобод­ное пространство — дай мне дышать!» (такая мысль присут­ствует осознанно или неосознанно). Эта ситуация порожда­ет сильный гнев; в сущности, она является своего рода за­щитой, так как каждый пытается спастись от «удушения» партнером в результате смешения своих личностей.

     Чтобы лучше представить себе эту ситуацию, вообразите, что вы ребенок и играете с другими детьми. Дети устроили «кучу малу», а вы оказались в самом низу. Вы в панике отби­ваетесь, толкаете их, задыхаетесь. Вас когда-нибудь держали под водой? Под водой вы чувствуете то же самое, но еще сильнее, потому что совсем не можете дышать.

     Однажды спасли утопающего, который заплыл далеко. К счастью, спасатели вовремя за­метили его. Позднее он описывал те чувства, которые испы­тал, заметив, что слишком далеко уплыл от берега и не мо­жет вернуться назад. «Сначала я запаниковал — наверное, это нормальная реакция. Мне стоило бы помолиться, но я как-то об этом не подумал. Вместо этого я разозлился — сам не знаю, на кого, может быть, на себя. Но я был просто разъ­ярен: на себя — за то, что заплыл так далеко, на весь мир — за то, что со мной случилось, вообще на все и всех. Даже те­ряя сознание, я все еще был в ярости».

     Созависимые супруги подобным образом реагируют на чувство удушения, возникающее при слишком тесных взаи­моотношениях. К гневу, который уже накопился в их жиз­ни, добавляется злость. Приплюсуйте сюда их пустые «сосу­ды любви», симптомы навязчивого поведения и зависимос­ти и механизм отрицания, и вы поймете, почему невыра­женный гнев так быстро и эффективно разрушает счастье и возможность выбора.

     Боря и Даша не признались даже самим себе, что в их жизни присутствует накопленный гнев. Их непризнание явилось огромным препятствием на пути к выздоровлению.

     Сможете ли вы разобраться с такой сложной проблемой? Да, сможете, если сумеете докопаться до гнева, прячущегося в вашей душе, и вывести его на поверхность. Это необыкно­венно сильный, но болезненный опыт. Он может оказаться даже более разрушительным, чем сам скрытый гнев, если, выведя гнев на поверхность, вы не сможете его эффективно и вовремя проработать.

     Однако на данный момент будет достаточно, если вы признаете, что каждый созависимый несет в себе огромный груз гнева, который в основном скрыт и не проявляется впрямую. В дальнейшем попробуйте определить свой гнев и проработать его в терапевтической группе. Вероятно, вы будете изумлены и ошеломлены чувства­ми, которые обнаружите в своей душе; они даже могут при­чинить вам боль. Однако с болью придет исцеление и новое, счастливое понимание того, как прекрасно вы сотворены.

     Приходите на психологическую группу поддержки родственников алкоголиков и наркоманов!

Источник: http://www.koob.ru/
Разместил: Зверев Денис Владимирович (текст для публикации взят из Интернета)
Поделиться5СохранитьЕщё...

Комментарии

Кирсанова Ирина Владимировна
Психолог - г. Челябинск
Спасибо, интересный материал!
№1 | 6 марта 2018
Написать комментарий
Авторы проекта: Владимир Никонов и Трефилов Дмитрий b7243 Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз