Психологи на b17.ru
На сайте зарегистрированы: 30408 специалистов из 983 городов
Скрыть

Сергей Шевченко

Здравствуйте, меня зовут Сергей. Я клинический психолог.
Вы хотите выбрать психолога, который точно поможет?
Вам известно, что психологи работают по-разному. Это зависит от их метода (гештальт-терапия, психоанализ,психодрама…).
НО, вы не знаете, какой метод подойдет вам.
Я вам открою секрет, о котором обычно не пишут. На самом деле, ВСЕ признанные методы психотерапии универсальны.
Т.е. вам подойдет ЛЮБОЙ.
Вот, даю вам ссылку на список методов Европейской Ассоциации Психотерапии - [ссылка] .
Тогда какая разница, кого выбирать?
Методы различаются между собой “точкой входа”, сферой человеческого опыта, на которой больше всего обращается внимание.
Я работаю в гештальт-подходе. Точка входа моего метода - чувства. Почему именно это? Потому что чувства - это сигналы, которые сообщают о том, чего не хватает человеку. Ведь именно нехватка - корень всех психологических проблем (от нарушений сна до невротических симптомов).
Разберетесь чего не хватает - остается только понять, как получить. А это уже завершающая часть терапии.
Другие подходы входят со стороны тела, разума, биоэнергии и т.д.
Вы выбираете, что вам удобнее.

Ниже я написал, как работаю с конкретными проблемами. Это - чтобы вы знали, чего ожидать, если выберете меня. Кликните на ваш запрос, и раскроется описание.
Не найдете свой - пишите в лс.

1) Я хочу прекратить чувствовать тревогу

Строя работу с тревогой, я исхожу из предпосылки, что тревога является остановленным возбуждением (желанием получить что-то из среды, отдать или отвергнуть). Т.е. задачей психотерапии тревоги является:
1)Обнаружение остановленного возбуждения
Эту работу я выстраиваю по-разному в зависимости от того, что приносит клиент на сессию. Если он чувствует тревогу прямо "здесь и сейчас", то я предложу ему сфокусироваться на собственных чувствах и начать глубже дышать (тревога возникает из-за сжатия мышц ребер, препятствующего глубокому дыханию). Через некоторое время, как правило, тревогу сменяет возбуждение.
Если тревога возникает только в определенной ситуации (например, в ситуации публичного выступления или подготовки к нему), то я предложу клиенту погрузиться в интересующую его ситуацию. Это может быть фантазирование или небольшое драматическое проигрывание ситуации прямо в кабинете. Таким образом я создаю для клиента возможность прожить и исследовать тревожащую его ситуацию в безопасной обстановке моего кабинета. Мы будем покадрово рассматривать историю возникновения тревоги и искать момент, в котором она возникает. После того, как момент будет найден, я предложу клиенту отмотать время на секунду назад. Тут мы и найдем возбуждение.
Как правило, клиенту сложно сразу понять, куда направлено возбуждение и с каким желанием оно связано (оно может быть связана с многими желаниями).
2) Идентификация и легализация желаний
На этой стадии работы я помогаю клиенту построить из возбуждения четкий целостный образ желания. Эта цель может быть достигнута простым вопросом "Что ты сейчас хочешь сделать?", но часто этого не достаточно. Тогда я предлагаю клиенту, фокусируясь на возбуждении представить, что оно удовлетворено, а далее ситуацию, в которой это возможно. Или, еще вариант, я могу попросить клиента оглянуться вокруг (имея в виду общую среду его жизни) и понаблюдать, как будто меняться возбуждение, когда он смотрит на разных значимых людей. Изменение ощущений будет указывать на то, что возбуждение должно быть удовлетворено именно в данных отношениях, останется только выяснить, чего конкретно клиент хочет от своего партнера.
Это желание клиент может считать недопустимым. Тогда он встает перед выбором: либо он вместе со мной решает переработать свои установки (обычно унаследованные от родителей) либо решает остаться при своих старых установках и старых реакциях.
Если клиент выбирает переработку установок и осуществляет ее (я организую работу, в которой он находит, кому первоначально принадлежала старая установка, возвращает ее источнику и формирует свою собственную), то отвергнутое желание им принимается и интегрируется в структуру личности. В результате этого тревога уходит. Остается желание, которое нужно удовлетворять.
3) Поиск способов удовлетворения желания в среде
Здесь моя помощь может потребоваться только в том случае, если клиент выбирает такие способы реализовывать свое желание, что остается неудовлетворенным. В этом случае я помогаю ему выбрать подходящий способ. Обычно я это делаю, с помощью драматических экспериментов (клиент пробует разные способы действий и наблюдает, какой из них приносит наибольшее полное удовлетворение).
Найдя наилучший способ, клиент воплощает его в жизнь. Или не воплощает и решает оставить все как есть. Выбор от начала и до конца работы осуществляется только клиентом.
2) Я хочу прекратить тосковать (печалиться, грустить, переживать депрессию)

В работе с депрессивным клиентом для меня важно для начала понять, какой процесс является ведущим в формировании непреходящей тоски, самообвинений или апатии.
Как правило это:
1) Подавленная агрессия
2) Вина
3) Недопережитые потери
Часто в формировании неприятных для клиента чувств участвуют несколько процессов. Вопрос в этом случае состоит в том, какой процесс актуально более доступен для работы (какой ближе к сознанию).
Я это выясняю посредством различных техник. Я могу предложить клиенту «погрустить вслух» (чтобы аффективное содержание обрело вербальное выражение), могу организовать его диалог с собственной грустью, где клиент выяснит, что грусть с ним делает и для чего ему нужна. А могу и просто обойтись прямым вопросом «О чем сейчас грустишь?». С разными клиентами срабатывают разные подходы. Одним проще идти от чувств, другим от тела, третьим от взаимоотношений. Размышлять над природой собственной депрессии я, как правило, не предлагаю, т.к. клиенты приходят уже много передумавшие и нуждаются скорее в новом взгляде на создавшуюся ситуацию, чем в пережевывании старого.

Если на первый план выходит подавленная агрессия:
Подавленная агрессия может быть замечена в работе с клиентом через разнообразные феномены. Это мышечные боли напряжения (в том числе головные боли), аутоагрессивные действия (шлепанье себя, щипание, царапанье и т.д.), чувство обиды и проекции гнева (клиент думает, что я или кто-то из его окружения на него злится). Цель работы с подавленной агрессией - это ее присвоение (признание и проживание), только таким образом можно прекратить тратить уйму сил на удерживание гнева.
Для этого я обращаю внимание клиента на замеченный мною признак подавления и предлагаю:
- Просто ответить на вопрос «Какое чувство сейчас удерживаешь?», если клиент уже не новичек в терапии;
- Присвоить ответственность за создание собственной боли напряжения, произнеся: «Я сейчас напрягаю мышцы плеч до боли». После того, как отчужденная ответственность принята, клиент может понять, зачем он это делает (скелетные мышцы управляемы сознанием, их сжатие — результат выбора).
- Усилить пошлепывания, царапанье, щипание и обратить внимание на собственные чувства. Или предположить, что чувствует шлепающая рука/рука, которую шлепают (клиент может назвать гнев и/или обиду, это проекция собственных чувств на собственные руки. Так чувства становятся доступны для работы).
- Присвоить проекцию, спрашивая, чувствует ли сам клиент гнев, который приписывает мне или кому-то из своего окружения.
Когда гнев узнан и присвоен, начинается работа по его конкретизации, легализации и выявлению потребностей, которые им обслуживаются.
Для этого я могу напрямую спросить: “на кого ты сейчас злишься?”, могу попросить поискать во внешнем мире человека, на образ которого гнев более всего откликается, могу предложить драматически изобразить свой гнев, нарисовать его и т.д. Есть масса способов найти точку приложения гнева.
Гнев - это реакция, выражающая желание добиться изменений. Поэтому, когда будет понятно, на кого злится клиент, я начну выяснять, чего он хочет в отношениях с тем человеком или что он хочет изменить в ситуации (если ситуация - точка приложения гнева). Когда клиенту станет ясно, чего он хочет, у него возникнет возможность использовать свой гнев по адресу, а не угнетать его вместе со всей эмоциональной сферой, формируя таким образом депрессивные переживания.

Если на первый план выходит вина:
Вина тоже представляет собой род агрессии, направленной на самого себя и таким образом подавленной в своих внешних проявлениях. Способ работы с ней несколько отличается от работы с подавленной агрессией вообще. Поэтому я решил вынести вину на рассмотрение отдельно.
В ходе психотерапевтической сессии вина проявляется самообвиняющими мыслями и самонаказующим поведением. Оно отделяется от другого аутоагрессивного поведения (описанного выше) тем, что клиент добивается им облегчения (заломил себе палец и хорошо, вина уже не так ощутима).
Вина бывает двух видов: вина, основанная на личных ценностях и вина основанная на чужих установках. Какой виной пользуется клиент - первое, что я выявляю.
Для этого я выясняю, за что он себя винит. Как правило, клиент достаточно легко называет свое “преступление”. Если этого не происходит, то я предлагаю ему воспользоваться одной из техник исследования чувств, которые я приводил выше.
Предположим, мой предполагаемый клиент мужчина назвал свою коллегу женщину дурой и теперь винит себя. Я задам ему вопрос:
Терапевт (Т): В чем вы конкретно виноваты?
Клиент (К): Ну, я назвал ее дурой и она, наверное, обиделась.
Т: А зачем вы это сделали?
К: Она удалила документ, который я составлял в течение двух часов, и я очень разозлился.
Т: И чего вы добивались, когда называли ее дурой?
К: Чтобы она больше не трогала мой компьютер
Т: Т.е. вы защищали свое личное пространство?
К: Да, защищал. Но… нельзя же оскорблять женщин…
Обратите внимание, в приведенном отрывке сессии клиент высказывает установку “нельзя оскорблять женщин” ровно тогда, когда приближается к переосмыслению своего поступка как варианта защитного поведения. Установка мешает ему. И это неудивительно, ведь она принадлежит не ему. При ближайшем рассмотрении мы выясним, что она принадлежит кому-то из значимых других.
Чтобы выделить конкретное лицо, я могу просто спросить: “Чьи это слова?”, и, если этого будет недостаточно, усилить отделение клиента от этого убеждения, повторяя эти слова ему. Как правило, поняв, что убеждение не его, клиент начинает сердиться. И гнев его направляется на человека, который ему это убеждение всучил. Теперь у клиента есть возможность выработать свое собственное мнение.
В том случае, если клиент винится, т.к. нанес ущерб своей личной ценности (например, ударил своего ребенка), я буду поддерживать работу раскаяния и искупления. Я буду поддерживать клиента в поиске средств, которыми он может исправить положение, в поиске новых способов поведения, в развитии, на которое толкает вина, основанная на совести.

Если на первый план выходят недопережитые потери:
Я понимаю, что источником страдания клиента являются недопережитые потери, с самого начала исследуя его тоску. Иногда достаточно спросить: “О чем вы тоскуете?”, и в потоке речи клиента покажутся если не люди, которых он потерял, то ценности, которые ушли вместе с ними. Если прямого вопроса недостаточно, то я приглашу клиента в драматический эксперимент, где он сам станет своей грустью, или предложу ему изобразить это чувство красками или карандашом.
Когда потеря становится очевидной, я начинаю поддерживать процесс горевания, который клиент останавливает. И клиент продолжает работу горя, которая когда-то была им остановлена.
Он злится на ушедшего за то, что тот ушел, оплакивает его, просит прощения, благодарит сам. Моя задача здесь - присутствие, поддержка и проработка сопротивлений, если это необходимо. Клиенты могут запрещать себе плакать, ведь “мужчины не плачут”, запрещать злиться, ведь “на маму злиться нельзя” и т.д.
Когда работа горя закончена, клиент может впустить в свою жизнь новое, призванное занять освободившееся место.

3) Я хочу справиться со страхом

Страх - это удивительно интересное чувство. Оно возникает как результат усилий нашего воображения, которым мы рисуем себе картины будущего, неудовлетворяющего наши интересы.
Когда ко мне приходит клиент с запросом на избавление от страха, я начинаю работу с изучения сущности этого страха и его роли в жизни клиента.
Как правило, страхи выполняют защитную функцию, предохраняя человека от несчастья. В этом смысле, полное избавление страха может быть опасно. Здесь выясняется, что человек хочет избавиться не от страха. В действительности ему нужно, чтобы страх не мешал исполнению его замыслов. На этом мы и заключаем контракт (договариваемся о направлении дальнейшей работы).
Далее я предлагаю клиенту изучить, каким способом он себя пугает. Самоустрашение - это автоматизированное поведение, которое обычно не осознается и представляется сознанию только своим результатом, т.е. чувством страха.
Когда клиент понимает, какие слова он сам себе нашептывает на ухо, какие картины рисует перед собственным внутренним взором и зачем, для него становится очевидной собственная роль в формировании страха. Вместе с признанием ответственности приходит способность управлять. И вот уже клиент сам выбирает, когда стоит напугать себя посильнее, а когда нет.
5) Я хочу вырасти как личность

В гештальт-терапии, подходе, который я использую, есть очень четкое представление о росте личности, которого придерживаюсь и я сам.
В ходе своего развития человек движется от расщепления к интеграции. Это достигается посредством исследования и, что еще важнее, принятия собственных потребностей.
Согласитесь, выражение “я хочу вырасти как личность” очень широкое и охватывает огромную область действий. Когда перед вами столько возможностей, и они все одинаково привлекательны, то вы становитесь парализованы.
Поэтому я уточняю запрос: “Опишите, каким вы будете, когда наша работа закончится?”, “Что именно вы хотите изменить?”, “Как вы будете себя вести, когда мы закончим курс?”. Эти вопросы помогают клиенту конкретизировать и заострить собственное желание, что является решающим шагом в этом запросе.
А дальше я разворачиваю работу в зависимости от того, каков будет запрос. Часто клиенты приносят желания стать более продуктивными, успешными и связывают с этими понятиями личностный рост.
Конкретизированный запрос может быть любым, но я остановлюсь на одном, самом модном. Это - желание стать более продуктивным в своем деле.
Когда запрос конкретизирован, с ним можно начинать работать. Я выясняю, как так происходит, что мой клиент, желая делать что-то (положим, писать по одной картине в неделю), не делает этого.
Я могу предложить клиенту эксперимент, который позволит ему рассмотреть покадрово свой день, когда он хочет работать над картиной, но не делает этого. Он закроет глаза и будет в настоящем времени описывать свой день: “Я просыпаюсь утром и думаю, что сегодня точно должен написать эту чёртову картину. Я ругаю себе за то, что не сделал этого вчера. Я встаю…”. Вот - пример того, что такой клиент может мне говорить. Я буду предлагать ему замедляться в ключевых точках, например, там, где он думает, что должен написать картину. Я спрошу, что он чувствует в этот момент, чего хочет. Он скажет, например, что хочет просто остаться в кровати и чувствует страх.
Вот и конфликт. Очевидно, с его страхом связана какая-то потребность. Вероятно, мой клиент хочет себя от чего-то защитить. Моя задача здесь - помочь ему осознать желания, лежащие за страхом, осознать его роль и выяснить степень реалистичности опасений. Если клиент осознает, что страх не реалистичен, то он развеивается. Если клиент понимает, что страх реалистичен, он учится заботиться о той потребности в безопасности, которую страх защищает.
Таким образом, заботясь не только о достижениях, но и о безопасности, клиент снимает интенсивность сопротивления страха и получает силы для активной деятельности.
5) Я хочу прекратить чувствовать душевную боль

Когда клиент приходит с запросом ослабить или прекратить душевную боль, я говорю ему о том, что он, раз пришел ко мне, значит, уже перепробовал все средства заглушить боль и избавиться от нее. Я говорю также о том, что эти средства больше не помогают, раз он передо мной и говорю ему, что эту боль можно только прожить. Он может возразить, что постоянно проживает ее, но это ни к чему не приводит. На что я предложу ему рассказать, как он это делает (проживает боль).
Человек - существо целостное. И состояния, в которых он пребывает, тоже целостны. Если человек чувствует боль, значит, ей соответствуют определенные чувства, мысли, телесные реакции, способы поведения и потребности, о состоянии которых вся система человеческого организма сигнализирует. В рассказе клиента, скорее всего, не будет хватать нескольких деталей из приведенного мною списка. Он отщепил их от целостного переживания и вытеснил. Именно это не дает ему завершить цикл опыта переживания.
Обычно, я начинаю с чувств, которые клиент испытывает, когда ему больно. И далее работаю в соответствии с тем, что это будет за чувство. Если это грусть, я буду исследовать, что он потерял, если это гнев, то буду исследовать, на что он злиться. В любом случае я буду вместе с клиентом восстанавливать утраченную целостность его опыта. Узнав о чувствах, я спрошу, что в этом состоянии ему больше всего хочется сделать. Здесь могут появиться слезы, сжатые кулаки, трясущиеся коленки. Если это возможно, и клиент решится, то он совершит несовершенное действие прямо в моем кабинете. Если решит сделать это в жизни - сделает в жизни. Если клиент хочет совершить действие, но что-то ему мешает - я буду исследовать сопротивления (если читателю интересна эта часть работы, то я отсылаю его к статье, посвященной личностному росту). И, если клиент решит ничего не делать и остаться со своей болью - я буду уважать его решение.
После того как разрозненные кусочки опыта собраны в целостную картину, а незавершенное действие завершено, клиент испытает облегчение и боль уменьшится, если не пройдет совсем.
6) Я хочу преодолеть себя и сделать то, на что никак не решаюсь

Обратите внимание, в самой формулировке запроса на работу уже содержится описание психологического конфликта. “Я хочу сделать” описывает первую сторону конфликта и “Я не решаюсь” описывает вторую. Как видите, вторая часть сформирована в форме отрицания. Известно только то, что клиент НЕ делает, но нет не слова о том, что в действительности с ним происходит. Это само по себе намекает на наличие какого-то отвергаемого клиентом желания, которое тот не замечает или считает недостойным.
Эту работу я начну с выяснения того, что случится, если клиент всё-же сделает то, на что никак не решится. Мне будет важно понять, какую потребность хочет удовлетворить клиент, и потребность ли это?
Предположим: клиент говорит, что хочет поступить в ВУЗ, т.к. считает, что каждый уважающий себя человек должен иметь высшее образование. Здесь налицо интроект (чужое убеждение, которое человек воспринимает как свое), а значит, и работать я с ним буду как с интроектом. Т.е. предложу клиенту:
1) найти источник интроекта (человека, от которого клиент принял интроект);
2) решить, избавляться от чужеродного материала или нет;
3) вернуть интроект источнику и выразить чувства, которыми сопровождается этот процесс;
4) сформировать собственное убеждение.
В результате клиент либо сформирует свое собственное убеждение, либо решит остаться при старом. Как правило, клиенты сами хотят быть авторами своих убеждений, и эта работа проходит полностью через все 4 стадии.
В конце клиент может решить, что в действительности ему совершенно не нужно высшее образование, и тогда конфликт будет исчерпан. Или он может найти собственную потребность, которую хочет удовлетворить этим способом. И тогда то действие, к которому его насильно толкал интроект, станет привлекательным, т.к. будет питаться энергией потребности. Можете сами провести маленький эксперимент: произнесите “Я хочу ...” и прислушайтесь к собственным чувствам, а затем “Я должен ...” и сравните. Вы заметите большую разницу.
Сейчас мы рассмотрели ход работы с запросом “Я хочу преодолеть себя и сделать то, на что никак не решаюсь”, в том случае, если в нем содержится интроект. А что если то, что человек собирается сделать и вправду является выражением его потребностей?
В таком случае, выяснив это, я перейду ко второй части конфликта, к “никак не решаюсь”.
Моей задачей будет помочь клиенту осознать, какая потребность скрывается за этой формулировкой. Я предложу эксперимент, в котором он сможет покадрово рассмотреть, как силится сделать желаемое, но останавливает себя. В этой работе клиент сможет заметить, как он себя останавливает (какими мыслями, действиями), и что испытывает за момент до остановки. Именно это чувство и будет выражать потребность, которую клиент, словно саботажник собственного счастья, удовлетворяет, отказывая себе в желаемом.
Когда клиент осознает эту потребность (как правило, это - потребность в безопасности), то у него появляется возможность удовлетворять ее, не нанося ущерба другим потребностям. Например: хотел клиент выступить на сцене с презентацией своего нового проекта, но останавливал себя. После нескольких сеансов психотерапии он понял, что боится того, что публике будет не интересно, и он потратит силы впустую. Тогда, поняв свои опасения, он смог направить свои силы не на преодоление своего страха (который совсем не хотел преодолеваться), а на привлечение на мероприятие тех людей, которым будет интересен именно его проект.
7) Я хочу понять, чего хочу от жизни

Согласитесь, сама формулировка запроса достаточно туманна. Что может иметь в виду человек, говорящий это? Варианты разные. Я буду фантазировать, а вы ищите подходящий вам пример.

Вариант №1
В первую очередь в голову приходит такой вариант: есть распространенное мнение, будто существует одно и только одно дело, которым человеку предначертано заниматься всю жизнь, его «предназначение». И с этим самым «предназначением» часть людей связывает свои фантазии о счастье. Что все будет выходить само собой, без напряжения сил, без неудач, всегда будет интересно, придет богатство, признание и процветание во всех сферах жизни. Это похоже на желание получить от врача волшебную таблетку, от которой исчезнут все проблемы.
Когда я встречаюсь в работе с запросом на осуществление такой мечты, мне очень важно четко договориться с клиентом о том, чем конкретно мы с ним будем заниматься, и какова будет роль каждого из нас.
Я буду спрашивать, чего он конкретно хочет добиться, найдя свое «предназначение», и как он связывает занятия выбранным им делом с исполнением своих желаний. Я могу спросить, считает ли он, что возможно достижение успеха без напряжения сил и ошибок? Приходит ли процветание само собой? И что вообще такое процветание? И если оно не приходит само, то кто его приводит?
Я постепенно буду приземлять клиента, чтобы постепенно сформировать выполнимый запрос. И потом начну работу.

Вариант №2
Также этот запрос может принести и клиент, находящийся в состоянии апатии. Это – «психическое состояние, характеризующееся полным отсутствием эмоций, влечений и желаний; своего рода эмоционально-мотивационный паралич» (большой психологический словарь В.П. Зинченко). Работу с этим состоянием я описал в статье, посвященной работе с тоской и депрессией (https://www.b17.ru/article/137144/).

Вариант №3
Еще клиент таким образом может описывать желание совершить какой-то значимый для него выбор. Например: жениться ему или нет.
В этом случае задачи моей работы таковы:
1) Помочь клиенту осознать, какой выбор он совершает. Для этой цели я предлагаю клиентам психодраматическую футуропрактику, заимствованную мною у покойного директора Московского института гештальта и психодрамы Долгополова Н.Б. Смысл техники состоит в том, что клиент получает возможность прочувствовать разные варианты развития событий и пройти на импровизированной сцене от настоящего момента до момента осуществления выбора. В процессе этой работы клиент, как правило, замечает такие аспекты ситуации, которые раньше им не осознавались. У него появляется возможность сделать выбор более обоснованным.
2) Поддержать процесс принятия ответственности за выбор и совершения выбора. Чаще всего в этой части работы я сталкиваюсь с тем, что клиент хочет, чтобы я решил за него («Посоветуйте, что мне сделать», «Какое ваше профессиональное мнение, что лучше?»). В этом случае я просто напрямую говорю клиенту, что не буду принимать ответственность за его выбор, т.к. таким образом я не только буду отвечать его за успех или неудачу, но и ценность самой ситуации принятия решения будет уничтожена. Если я найду это уместным, то задам вопрос клиенту: «Зачем тебе сейчас, чтобы я решил за тебя?». И здесь мы можем выйти на более глубокие темы, связанные с родительскими фигурами, опорой на интроекты и страхом.

8) Я хочу повысить самооценку

Работу с этим запросом я начинаю, предлагая клиенту совместно изучить его процесс самооценивания. Клиент рассказывает о том, каким он себя считает, на что обращает внимание при формировании мнения о себе.
В его речи я могу заметить интроекты (чужие навязанные мнения). Например, женщина может считать себя неумехой, т.к. ее в детстве так называла мать. И в настоящее время, будучи довольно успешной, она продолжает обращать внимание только на недостатки своей деятельности, поддерживая мамино мнение и используя мамин способ оценивания (указывать на то, что не получилось).
Этой клиенте я бы предложил вернуть интроект обратно его источнику, а затем поддержал бы формирование ее собственного мнения о себе. Помимо этого клиентке нужно учиться по-новому себя оценивать. А для этого сначала сделать самооценивание более осознанным.
Чтобы этого добиться этого, я бы предложил клиентке эксперимент: прямо сейчас, в настоящем времени оценивать какую-нибудь свою деятельность или себя в целом и наблюдать за тем, как меняется ее состояние, когда она это делает. Т.е. ее обычные самоуничижающие мысли, только замедленные. Так клиентка сможет распознать, что она с собой делает и начать замечать это в жизни, а в дальнейшем и изменять.
Еще одним значимым направлением этой работы может стать исследование потребности, которая лежит за постоянным снижением собственной самооценки. Это может быть потребность в безопасности. Ведь пока я себя не ценю, я не считаю себя достойным большего и не рискую претендовать не большее. Так безопаснее.
Если клиент осознает эту потребность, то он сможет удовлетворять ее иначе, предохраняя себя от рисков, а не ругая за недостатки.
9) Я хочу, чтобы мои отношения с близкими приносили мне радость

Как нетрудно догадаться, за этим общим запросом скрывается огромное количество частных. Потому что есть много путей к потере радости в отношениях.
Если вы приедете ко мне вдвоем, то работа будет проще, т.к. мы сможем увидеть, какой вклад в создавшиеся трудности вносит каждый из вас. Если вас двое, то мы будем исследовать устойчивые паттерны вашего общения. Взаимные проекции, негласные правила отношений, манипулятивные послания и другие феномены, которыми участники отношений подменяют близость. Я буду обращать ваше внимание на то, что вы делаете, чувствуете и желаете в отношениях со своим партнёром. И буду стремиться сделать ваши позиции ясными друг для друга. И когда ясность возникнет, вместе с ней появится и близость. Местами горькая, местами согревающая. Что будет дальше неизвестно, ведь каждая встреча уникальна и непредсказуема. Вы можете сделать шаг навстречу, можете отдалиться, можете остаться на месте. Чтобы вы не сделали, ясность отношений и ясность позиций придаст вашим действиям ценность и реальность.
Если вы приедете один, то мы сможем изучить ваш личный вклад в формирование ваших отношений такими, какие они есть. Мы будем исследовать ваши чувства, бессознательно занимаемые позиции и автоматизированные реакции, чтобы для вас стало очевидным то, за что в этих отношениях отвечаете вы. Когда вы поймете свою ответственность, вы сможете изменять подвластное вам и не трогать неподвластное. Вы сможете увидеть, как ваш партнёр реагирует на ваши изменения и идете ли вы с ним в одном направлении.
10) Я хочу стать уверенным в себе

За этим запросом могут скрываться самые разные желания, которые ко мне приносит клиент. Часто, если запрос клиента звучит именно так, то это значит, что клиент в ряде каких-то ситуаций чувствует себя неуверенно. И уверенность себе хочет, чтобы эти ситуации успешнее разрешать.
Уверенность в себе вообще достаточно интересная конструкция. Человек может быть в разной степени уверен в успешности выполнения им какой-то задачи. Т.е. уверенность в успехе есть чувство, возникающее, когда прогноз успеха удовлетворяет человека, который его делает.
Как правило, когда клиент говорит о “уверенности в себе” то он имеет в виду ряд значимых для него задач, в успехе которых он хочет быть уверен. Поэтому, первым делом, я выясняю, в чём именно клиент хочет обрести уверенность.
Когда список задач готов, я предлагаю клиенту исследовать, как он оценивает вероятность своего успеха. Как правило, именно на этом этапе мне и начинает открываться фронт предстоящей работы.
Неуверенность в успехе может быть результатом обобщения опыта прошлых неудач. Причем, это обобщение тоже может быть осуществлено по-разному. Поэтому, если дело в этом, то я исследую, на каком основании клиент составил свое неутешительное мнение о собственных возможностях. Может статься так (и это не редкость), что человек считает, что совершенно не умеет общаться с женщинами только потому, что был отвержен двумя - тремя своими избранницами. Согласитесь, этого не достаточно, для того чтобы считать себя тотально неуспешным. Уже на этом этапе уверенность в себе подрастает, когда уходит излишнее обобщение и клиент замечает, что его неумелость не факт, а факт ограничивается тем, что он не достиг своей цели с тремя женщинами. Далее я могу предложить клиенту обратить его внимание на успешный опыт. Если продолжать пример про женщин, то, у клиента, помимо опыта отвержения, на котором он фиксирован, есть ещё много другого опыта общения с другими женщинами, часть из которого точно успешна. Мне важно, чтобы клиент увидел и этот опыт. Это поможет ему выделить собственные сильные стороны. А вместе с пониманием сильных сторон появляется и опора (клиент понимает, в чем он точно может на себя положиться). Это ещё сильнее укрепляет уверенность.
И, конечно, важным этапом построения уверенности является получение нового успешного опыта. Здесь я могу помочь клиенту подготовиться к новому опыту (вплоть до психодраматического проигрывания будущей ситуации и исследования чувств и состояний, который в ней могут появиться). И, уже после того, как клиент произведет полевые испытания своего нового поведения и новой уверенности в себе, я могу сопровождать переработку нового опыта (если это необходимо, конечно). Часть клиентов оценивает свой опыт недифференцированно, т.е. или “все хорошо” или “все плохо”, а ведь в действительности так не бывает никогда. Поэтому моя работа будет заключаться в том, чтобы помочь клиенту выделить то, что у него действительно получилось и что стоит попробовать в следующий раз. Такая переработка опыта укрепляет уверенность в себе. А оценки по типу “все плохо” и “все хорошо” разрушают или делают самооценку клиента неправдоподобно раздутой (а значит очень уязвимой). Таким образом, я помогаю клиенту не только первично реанимировать его уверенность в себе, но и научиться самостоятельно строить и укреплять свое знание собственных сил - опору уверенности.
P.S. Помимо этого может потребоваться работа с полученными от родителей посланиями. Если когда-то в детстве значимый человек назвал клиента неумехой, то это мнение будет жить внутри, пока не будет обнаружено и переработано (отделено от собственного мнения и возвращено его автору).

Гарантия результата
А вдруг я вам не подойду? Ведь вы не пробовали гештальт-терапию. Да и всегда возможна личностная несовместимость. Вам не нужны лишние траты, а мне не нужны неудачные случаи в практике.
Поэтому я предлагаю вам бесплатную пробную консультацию в Skype.
За 30 минут 1) вы расскажете мне о проблеме; 2) я оценю, смогу ли с ней работать; 3) и расскажу вам как я буду это делать; 4) может, успеем начать работу.

Моя квалификация:
Медицинский (клинический) психолог
Гештальт-терапевт

Принципы моей работы
1. Конфиденциальность
Я не передаю третьим лицам ваши личные данные. Если случай сложный и мне нужна помощь коллег (супервизия), то я обсужу это с вами заранее;
2. Открытость перед клиентом
Вся информация о ходе психотерапии/консультирования доступна клиенту;
3. Безопасность работы
Я соизмеряю темп и глубину работы с индивидуальными возможностями клиента, не допускаю насилия;
4. Уважение к клиенту
Я уважаю выбор клиента даже тогда, когда он отличается от моего выбора. Я рассматриваю проблемы, особенности поведения и симптомы клиента как результат его индивидуальной стратегии адаптации, которая была наилучшей в тот момент, когда была сформирована (часто она была необходима для выживания). И это не только профессиональная, но и личная позиция;
5. Компетентность
Я берусь только за те задачи, которые могу решить.

Чтобы посмотреть, как я веду диалог с клиентом, можете ознакомится с моими демонстрационными консультациями: https://www.b17.ru/forum/?mod=filter_demo&filter=105576

Очные консультации
в Санкт-Петербурге у метро Нарвская (Нарвский проспект 22)
Возможна работа в Skype
Стоимость консультации - 1500р.

Телефон для записи: 8(981)812-69-92

В своей деятельности я руководствуюсь этическим кодексом Европейской Ассоциации Гештальт-Терапии (EAGT).
Ссылка на русский вариант кодекса в редакции от 2015: https://www.b17.ru/blog/92857/
Ссылка на страницу с оригиналом кодекса последней редакции: [ссылка]

Работаю в направлениях: Гештальт-терапия, Психодрама, Комплексная телесно-ориентированная психотерапия по Я.П. Гиричу
Город: г. Санкт-Петербург
Регистрация: 4 года и 6 месяцев на сайте, был вчера
Обратились 6 человек с сайта
Провел 5 онлайн консультаций
Образование и работа
Получить консультацию
Публикации 31
Отзывы 7
Примеры консультаций 9
Контакты
Показать контакты
Адресг. Санкт-Петербург, Нарвский проспект 22
5 мин пешком от метро Нарвская
Показать на карте
Еcли Вы решите обратиться к этому специалисту за консультацией, будем признательны, если Вы сообщите ему, что нашли его анкету на сайте b17.ru
Авторы проекта: Трефилов Дмитрий и Владимир Никонов a05ad Справка по сайту   Предложить идею   Сообщить об ошибке   Задать вопрос  
Справка по сайтуКонтакты
наверх
вниз